Война в Анголе

Локальные войны и конфликты XX века

Предпосылки военного конфликта

После 2-й Мировой войны наступила эпоха геополитического противостояния между двумя сверхдержавами мира – социалистическим СССР и капиталистической США. Поэтому практически все локальные войны 2-й половины ХХ века в конечном итоге расщеплялись на противостояние сил, за которыми проглядывалась с одной стороны фигура “русского Ивана”, а с другой – “американского дядюшки Сэма”.
В марте 1961 г. в старой португальской колонии, крупнейшей после освободившейся Бразилии – в Анголе – началась вооружённая национально-освободительная война против Португалии. Её вели четыре основных организации:
1. МПЛА (Народное движение за освобождение Анголы). Это была старейшая из организаций этой колонии. Идеалом развития государства она считала марксистскую идеологию. Возможно, лидер партии Агостиньо Нето и не видел в государственной системе СССР идеальный образец, но МПЛА рассчитывалана международную политическую, военную и экономическую поддержку стран соцлагеря и потому заявляла об ориентации на Советский Союз. И, как оказалось, не прогадала. Благодаря серьёзной и разносторонней помощи со стороны СССР, Кубы, ГДР и даже Швеции, командные высоты в национально-освободительном движении колонии завоевала МПЛА. Этому способствовало также наличие доступной пониманию малообразованного населения политической программы и отсутствие межплеменного национализма, чем отличались ФНЛА и УНИТА. СССР, Китай и Куба начали поддерживать МПЛА задолго до провозглашения Анголой независимости – ещё с 1958 года! СССР помогал повстанцам в основном вооружением и техникой. Первые военные кубинские “советники” в составе двух отрядов прибыли в Анголу 7 ноября 1961 г. и сразу принялись за дрессировку партизан-боевиков. Китай, как и Советский Союз, поддерживал МПЛА поставками вооружения и техники, однако при этом он вёл политику “не класть все яйца в одну корзину” – военные специалисты из КНР и Северной Кореи с 1973 года начали подготовку боевиков из подразделений ФНЛА.
2. ФНЛА (Фронт за национальное освобождение Анголы), созданный в 1962 г. Холденом Роберто на основе Союза народов Анголы и Демократической партии Анголы, имел экзотическую идеологию. Х. Роберто понравилась идея независимого развития, позаимствованная у философов Китая. Кроме того, он обеспечил себе поддержку в соседнем Конго (Заире), где всё более сильное влияние завоёвывал африканский националист Мобуту, сумевший занять пост главнокомандующего. Также помогать Роберто стали израильские спецслужбы, а тайную поддержку – Соединённые Штаты Америки. Кстати, деятельность ФНЛА несла риск для самой будущности Анголы, приход к власти Роберто грозил стране гражданской войной и развалом, поскольку Роберто, будучи родственником президента Заира, посулил в случае своей победы подарить часть территории Анголы соседней стране.
3. УНИТА (Национальный союз за полную независимость Анголы), появившаяся в 1964 г. как национально-освободительная организация, отличалась от других ярко выраженной прозападной ориентацией. Создал её Жонас Савимби, вышедший из рядов ФНЛА. Организация Савимби выражала интересы не только Запада, но и третьего крупнейшего по численности народа Анголы – овимбунду и действовала преимущественно на юге Анголы, сражаясь против ФНЛА и МПЛА. Политическая позиция Савимби представляла собой особый, “третий путь”, альтернативный и традиционалистскому консерватизму ФНЛА, и марксизму МПЛА. Савимби исповедовал эклектичную смесь китайского марксизма (маоизма) и африканского национализма. УНИТА вскоре вступила в открытую конфронтацию с просоветским МПЛА, и это обеспечило организации поддержку США, а затем и южной соседки Анголы – ЮАР.
4. ФЛЕК (Фронт освобождения анклава Кабинда), будучи региональной организацией, быстро потерял значение в глобальном противостоянии.
Каждая их этих групп имела определенную поддержку среди населения колонии и особую социальную опору. Несовпадение целей, различная база каждого из движений, другие моменты, включая личностные у их лидеров, разобщали эти организации, нередко вели к вооруженным стычкам между ними, ставя неодолимый барьер на пути объединения антипортугальских сил. В 1970-х Ангола превратилась в площадку обострённого противоборства сверхдержав. Борьба за влияние в Анголе велась на всех уровнях и этажах. Примерно за два-три месяца до 11 ноября 1975 года, когда была провозглашена независимость Анголы, кубинский вождь Фидель Кастро принял решение тайно перебросить своих солдат в Анголу, формально всё ещё находившуюся под юрисдикцией государства-члена Североатлантического альянса. А поскольку Гавана приняла такое решение без согласования с Москвой, то рассчитывать на поставки советского оружия пока не приходилось. И кубинцы решили использовать собственные запасы. Различного военного имущества, включая противотанковые пушки, миномёты, грузовики и горючего для них получилось три корабля. Кроме военной техники, на корабли погрузилось 300 “инструкторов”. Вот что сказал по этому поводу Бывший замминистра иностранных дел СССР А. Адамишин впоследствии подтвердил, что кубинцы появились в Анголе без ведома и разрешения правительства СССР.

Обострение ситуации и начало открытой борьбы

После того, как вооружённые силы МПЛА в преддверии провозглашения независимости установили контроль над столицей страны Луандой, стал очевиден срыв прежде заключённых между боевиками-повстанцами Алворских соглашений о коалиционном правительстве. Гражданская война началась 25 сентября 1975 года с вторжения иностранных войск. В этот день в пределы Анголы с территории Заира вошли войска президента Мобуту, которые выступили в поддержку ФНЛА и родственника Х. Роберто.
Положение МПЛА осложнилось после 14 октября 1975 года, когда с территории подконтрольной ЮАР Намибии в Анголу вошёл 1,5-тысячный контингент войск ЮАР, вооружённый французской и американской боевой техникой. Поскольку марксистская МПЛА сотрудничала со СВАПО (армия повстанцев Намибии, боровшаяся с ЮАР), ЮАР приняла решение оказать поддержку УНИТА, противостоявшей МПЛА на юге страны. Одновременно с территории Намибии ангольскую границу пересекли немногочисленные, но воинственные отряды Португальской армии освобождения (ЭЛП), также выступавшие против МПЛА. Целью их продвижения была столица Луанда. Политическая позиции ЮАР в ангольском конфликте была вполне понятна: в руководящих кругах ЮАР всегда было довольно много португальцев. МПЛА также изначально имела силовую поддержку извне – армию СВАПО, которая боролась за независимость Намибии от ЮАР и, естественно, стала первым после кубинцев иностранным воинским контингентом, поддержавшим МПЛА.
После введения войск Заира и ЮАР лидер МПЛА Агостиньо Нето обратился уже за официальной военной помощью к СССР и Кубе. Военные конфликты такого плана были в выгодны СССР, потому что партийное руководство всё ещё не оставляло идею экспорта революции, которую с 1917 года исповедовал и Ленин, и позднее Сталин. По утверждению Виктора Суворова именно эта идея и привела ко 2-й Мировой войне. Первая группа советских военных состояла из 40 человек. Им в Анголе разрешалось действовать по обстоятельствам, в том числе и воевать, если этого требовала ситуация. В целом помощь коммунистам Анголы была оказана большая. СССР действовал быстро и эффективно. За 3 месяца 1975 года в Анголу прибыло около тридцати больших транспортов, гружённых оружием, боеприпасами, военной техникой. Но СССР, в отличие от Кубы, ведя переговоры с США об ограничении стратегических вооружений, не афишировал своё активное участие в событиях. Хотя участие СССР имело место ещё до формального провозглашения Анголой независимости. Военный переводчик Андрей Токарев вспоминает, что ещё 1 ноября 1975 года группа специалистов, в которой находился и он, прибыла в столицу Конго. А накануне им в Генштабе сообщили, что МПЛА контролирует только столицу Анголы и ряд провинций. Причём, контроль этот был ненадежным. Заир, поддерживающий соперника МПЛА – ФНЛА, закупил у Франции “Миражи”, а потому возможны воздушные налёты на Луанду. И поэтому командование Советской армии направляет в Луанду специалистов по обслуживанию ПЗРК “Стрела”, включая переводчиков. Позже к ним добавилась группа специалистов по обслуживанию иной боевой техники. По свидетельство журналиста Рубена Уррибареса, в октябре в Конго прибыл советский корабль, доставивший первую часть оружия для МПЛА. Среди прибывшего оружия были 10 бронемашин БРДМ-2 и 12 76-мм орудий. СССР вскоре обещал прислать новую партию, где, по словам Уррибареса, среди прочего должны были находиться 10 танков Т-34, 5 машин залпового огня БМ-21 и 2 самолёта.
Итак, на конец 1975 года в Анголе гражданская война отчётливо проявилась как военное противостояние между несколькими внешними военно-политическими силами.
Войска ЮАР сразу после пересечения границы с Анголой стремительно продвигались на север. Эта операция имела кодовое название “Саванна”. Её успех был обусловлен неожиданностью и молниеносностью удара. За несколько дней ЮАР захватила весь юго-запад Анголы, включая несколько тренировочных лагерей МПЛА, а также города Лиумбалу, Какулу, Катенге и аэропорт Бенгела. Военная помощь от СССР и Кубы в виде специалистов, техники, кораблей ВМФ СССР значительно усилила армию МПЛА.

Первый этап войны (1975 – 1976 г.г.)

Первый серьёзный успех прокоммунистической армии был достигнут в бою при Кифангондо. Противниками были войска Заира и войска ФНЛА. Последние состояли из плохо обученных солдат-баконго и вооружены устаревшим китайским оружием. Наиболее боеспособным подразделением ФНЛА являлся отряд “диких гусей” – наёмников, завербованных в Западной Европе. Однако он был малочисленным и не имел тяжёлого вооружения. В ночь с 10 на 11 ноября войска ФНЛА и Заира потерпели сокрушительное поражение в бою при Кифангондо. 11 ноября 1975 года была провозглашена независимость Анголы под властью МПЛА.
ФНЛА, проиграв бой, практически прекратила борьбу за власть в Анголе. Но передышки у армии МПЛА не получилось, поскольку с 12 ноября с юга начала наступать армия ЮАР (операция “Саванна”). Войска её продвинулись вперёд на 3000 – 3100 км. Войсковая группа “Фоксбат” армии ЮАР выиграла очень тяжёлый бой за мост №14. Группа “Икс-Рей” взяла верх над кубинской армией возле городов Ксанлонго, Лусо, захватила мост Салазар. Затем группа “Икс-Рей” остановила продвижение кубинцев в сторону Карианго. Победное продвижение армии ЮАР продолжалось до 13 ноября, когда они заняли город Ново Редондо.
Руководство СССР внимательно наблюдало за ситуацией в Анголе. Стараясь укрепить свои позиции в Африке, оно всеми силами оказывало помощь вчерашней португальской колонии в формировании боеспособной армии, намереваясь превратить руководство этой страны в своих социалистических марионеток. Фидель Кастро признавал, что у Анголы не было бы никаких перспектив одержать верх над своими соперниками без помощи СССР. Пользуясь подвернувшимся моментом, правители СССР задумали слепить из Анголы образцовое для всего Чёрного континента социалистическое государство. Это было важно со стратегической точки зрения: страна занимала выгодное положение, имела значительные запасы нефти, алмазов, железной руды. Для аналитиков СССР и США было понятно: тот, кто станет владеть Анголой, получит в свои руки ключи ко всей Африке. Отдать эти ключи американцам было бы полнейшей катастрофой для африканской политики СССР.
После объявления Анголой независимости СССР в срочном порядке признал новое государство и тут же подписал с её руководством несколько важных для себя документов. Одним из них было использование всей военной инфраструктуры Анголы армией СССР. Так же быстро в ангольские военно-морские базы отправились советские оперативные эскадры, а на аэродромы – авиация. Тысячи военнослужащих СССР (их для маскировки называли “советниками”) высадились на ангольском берегу. Фактически произошла советская “тихая оккупация” Анголы под камуфляжем власти МПЛА.
17 ноября 1975 года состоялся танковый бой между силами МПЛА с кубинцами, с одной стороны, и УНИТА с ЮАР с другой. Войскам МПЛА удалось остановить бронетанковую колонну противника у моста через реку Кеве, севернее города Гангула. Успешная часть операции “Саванна” на этом закончилась. После этих событий армия МПЛА начала победное контрнаступление. Спустя несколько дней войска МПЛА начали продвижение в районе Порту-Амбаин. К 5 декабря объединённые силы ФАПЛА (армии МПЛА) и кубинцев отбросили обоих противников к северу и югу от столицы на 100 км.
6 января 1976 года силы МПЛА захватили базу ФНЛА, (всё ещё продолжавшую существовать) на севере страны. После этого один из противников коммунистов окончательно был повержен. Войска ФНЛА в течение 2 недель в полном беспорядке покинули территорию Анголы. Оставшись без укреплённого лагеря, они были дезорганизованы и не могли продолжать активную кампанию. А МПЛА получила возможность перебросить значительные силы на юг. В начале февраля 1976 года боевые действия на северном фронте шли уже у границы с Заиром. С захватом 18 февраля города Педру-да-Фейтису силы ФАПЛА установили контроль над северной границей страны. Однако до вывода войск из Анголы никаких крупных воздушных боёв у ФАПЛА с южноафриканской или заирской авиацией не было. К концу марта 1976 года ФАПЛА при участии 15 тысяч кубинцев и советских военных специалистов удалось вытеснить с территории страны войска ЮАР и Заира.
В СССР прекрасно понимали, что оружие и оборудование, поставляемые в Анголу вроде бы для ФАПЛА, предназначались именно кубинцам. Не было тогда у ФАПЛА, боевики которой имели лишь опыт партизанских действий, бойцов, способных работать с военной техникой. Опытные бойцы были только у кубинцев. С октября 1975 до апреля 1976 года в Анголу для ФАПЛА и кубинцев было поставлено из СССР:

  • около 100 122-мм и 140-мм ракетных установок залпового огня БМ-21 и БМ-14,
  • 200 танков Т-54/55 (модернизированных Т-54Б, тех самых, за которыми закрепилось название “танки Третьего мира”),
  • 50 плавающих танков ПТ-76,
  • 70 танков Т-34-85,
  • более 300 БТР-152, БТР-60ПБ, БМП-1 и БРДМ-2.

Из СССР в Анголу также были направлены дальнобойные 122-мм гаубицы Д-30, минометы, ПЗРК “Стрела-2”, зенитные установки и в огромных количествах современное стрелковое вооружение, боеприпасы. Внушительно выглядели и поставки авиатехники: 30 вертолетов Ми-8, 10 истребителей МиГ-17Ф и 12 – МиГ-21МФ. Координатор операции ЦРУ США по оказанию помощи движениям УНИТА и ФНЛА в период 1974 – 1976 годов Джон Стоквелл признавался, что на 7 судов из СССР с оружием для ФАПЛА приходилось лишь 1 американское, а на 100 рейсов советских транспортных самолетов США противопоставили лишь 7 американских… Так что экономность “дядюшки Сэма” заранее предопределила победу на ангольском фронте “русского Ивана”.
Конечно, слабообученная полупартизанская ФАПЛА в противостоянии с регулярными армиями соседей, даже при огромной военно-технической помощи извне, не смогла бы одержать верх. И основная роль в вытеснении армий противников за границы Анголы легла на 15.000 кубинцев и на советских военнослужащих.

Партизанский период военного конфликта (1976 – 1987 г.г.)

После вывода армий ЮАР и Заира из Анголы войну здесь продолжило движение УНИТА во главе с Жонасом Савимби, сумевшее в силу вынужденных обстоятельств быстро преобразоваться в партизанскую армию. Отныне происходили лишь мелкие столкновения. Вплоть до 1981-го иностранные армии не проводили на территории Анголы крупных операций. УНИТА понимала, что её силы не смогут в открытых боях одержать верх над ФАПЛА, кубинскими и советскими силами. Однако ЮАР несколько раз совершала локальные рейды на территорию Анголы, надеясь оторвать от неё хоть какой-нибудь кусок территории. В бой шли элитные подразделения, в общей сложности около 20 тысяч солдат, до полутора сотен единиц боевой техники и до четырёх десятков артиллерийских орудий. С воздуха их поддерживало около 80 самолётов и вертолётов. США обеспечивали своего союзника вооружением, присылая так же и своих советников.
В 1980 – 1981 годах война в Анголе вновь активизировалась. В первой половине 1980-го войска ЮАР более 500 раз вторгались на ангольскую территорию, в 1981 году активность южноафриканских войск возросла до проведения полномасштабной операции, названной “Протея”. Части армии ЮАР продвинулись вглубь Анголы на 150 – 200 км, под угрозой захвата оказались нескольких населённых пунктов. Затем до марта 1984 года боевые действия периодически вспыхивали вновь.

«Ангольский Сталинград» (1987 – 1988 г.г.)

Полномасштабная война разразилась 14 августа 1987 года с проведения войсками Анголы боевой операции “Встречаем Октябрь”, нацеленной против УНИТА, укрепившейся на юго-востоке страны и поддерживаемой армией ЮАР. Предполагалось разгромить главный аэродром снабжения УНИТА в посёлке Мавинге, отрезать её от границы с ЮАР, а затем окончательно сокрушить. Операция была разработана военными советниками из СССР и поначалу не предполагала использование кубинских подразделений. Наступление ФАПЛА в южном направлении началось в районе посёлка Куито-Куанавале силами 25-й бригады, к тому времени уже развёрнутой к востоку от реки Куито, и бригад №№16, 21, 47, 59, 66, 8, и 13, которые привлекались к операции. Общая численность наступавших войск ФАПЛА составила около 10.000 человек и 150 танков. В состав каждой пехотной бригады входила рота танков из 7-ми Т-54/Т-55. Кроме того, моторизованные бригады имели в своём составе БМП. В наступлении принимал участие первый в военной истории Анголы отдельный танковый батальон, состоявший из 22 танков – 3 роты по 7 машин плюс 1 командирский танк.
Битва за Куито-Куанавале, продолжавшаяся больше года, стала важным переломным моментом в гражданской войне. В сражении участвовали солдаты армии Анголы, кубинские и советские военные – с одной стороны; партизаны УНИТА и армия ЮАР – с другой. За это время ангольские лётчики совершили около 3 тысяч боевых вылетов, было уничтожено около 4 десятков южноафриканских самолётов и вертолётов, количество погибших с обеих сторон исчислялось тысячами. В конце концов всё окончился неудачно для УНИТА и ЮАР, им пришлось спасаться бегством. При этом они взорвали мост у границы, затруднив ФАПЛА преследование их частей.
После этого начались мирные переговоры, закончившиеся подписанием 22 декабря 1988 года в Нью-Йорке соглашения о поэтапном выводе войск ЮАР с территории Анголы. Сражение при Куито-Куанавале было поворотным эпизодом конфликта в пользу просоветских ангольских сил.

Последний период войны и её окончание (1989 – 2002 г.г.)

Однако лидер УНИТА Ж. Савимби не признал решений мирного соглашения в Нью-Йорке и после поражения в “Битве за африканский Сталинград” и с тех пор вёл войну самостоятельно, которая продолжалась в течение всех 1990-х годов.
С 1991 года, когда развалился Советский Союз, ангольская просоветская власть осталась без финансовой и военной поддержки СССР и отныне ориентировалась только на внутренние противостоящие силы и на заинтересованных в событиях иностранных политических деятелей, представленных теперь почти исключительно странами западного (капиталистического) мира. Соответственно, ни о каком построении социализма, хотя бойцы Фиделя Кастро оставались в Анголе, теперь уже никто не помышлял.
По линии 10 Главного управления Генштаба ВС СССР с 1975 по 1991 год через войну в Анголе прошло 10.985 военнослужащих от генералов до рядовых. В документах Минобороны СССР указано, что во время войны в Анголе Советская армия потеряла 11 человек. Военные эксперты считают эту цифру чрезмерно заниженной и склоняются к мнению о 100 с лишним погибших.
Генерал Ж. Савимби был убит в феврале 2002 года в ходе операции “Киссонде”, проведённой рядом с замбийской границей. После него совсем немного возглавлял УНИТУ заместитель Савимби, но и он умер от полученных ран. Гражданская война завершилась.

Пополнение коллекций музеев  «трофеями»

Захваченные образцы техники ЮАР-УНИТА бойцами Анголы и советскими специалистами попали в танковый полигон и музей на Кубинке. Захваченная советская техника бойцами УНИТА пополнила коллекции танковых музеев стран НАТО

Танковый музей в Сомюре и бронетехника конфликта

В танковом музее есть три зала, имеющих непосредственное отношение к войне в Анголе, где экспонируется бронетехника всех воюющих сторон:

Климат, природа ТБД

Климатические условия, флора и фауна данного Театра Боевых Действий (ТБД) хорошо представлены в двух французских зоопарках: