Дроздовский мемориал на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа

Дроздовский участок на Сент-Женевьев-де-Буа

Дроздовский уч. в 1950-е гг.

Вид дроздовского участка во время памятных мероприятий на русском кладбище. Фото-альбом генерала А.Туркула, архив Дроздовского объединения

Владимир Чичерюкин-Мейнгардт.
Личный опыт посещения кладбища. Экскурсия из Парижа в 1994 году (фрагмент воспоминаний)
«… И, наконец, взору моему открылся участок Дроздовской дивизии. Точь-в-точь, как его описал В. Большаков в своей книге. Мемориал с цитатами из приказов генералов М.Г. Дроздовского и А.В. Туркула. И, могильные плиты в несколько рядов в вензелем «Д». Причём во многих могилах похоронено не по одному человеку, по трое.
Первым делом я сфотографировал могилу генерала Туркула. Как известно, умер он в Мюнхене, где обосновался после второй мировой войны. В том же, 1957 году, спустя меньше месяца был похоронен на участке дроздовцев. В то время ещё были живы его старшие сослуживцы. В Калифорнии проживали генералы В.К. Витковский и Ф.Э. Бредов. На Восточном побережье США – генерал В.Г. Харжевский. В пригороде венесуэльской столицы – Каракасе, генерал – майор К.А. Кельнер. Понятное дело, что в силу возраста, больших расстояний, они не смогли приехать в Париж, чтобы отдать последний долг своему однополчанину. Сам мемориал на участке дрозовцев был сооружён ещё в 1950-е года. Но, потом его демонтировали, и, возвели новый, более строгий и лаконичный.
Фотопленку я решил приберечь, а посему, вооружившись блокнотом и ручкой, не спеша обошел участок дроздовцев и переписал фамилии. Честно признаюсь, по большей части эти фамилии мне ничего не говорили. В лучшем случае от них сохранился коротенький, в одну – две строчки некролог в «Часовом». Но среди них попалось несколько фамилий, которые вызвали вполне определенные ассоциации.
Тер-Азарьев Л.С. капитан – артиллерист. Во время боя за Ставрополь 31 октября 1918 года, он оказался рядом с полковником Дроздовским, в тот момент, когда его ранило в ногу пулей. Вместе с другими офицерами, капитан Тер-Азарьев помогал снять своего командира с коня. Об этом он рассказывал своему однополчанину А.В. Туркулу. Этот эпизод вошёл в книгу «Дроздовцы в огне». Поэтому фамилия офицера – дроздовца у меня сразу вызвала ассоциацию с этой книгой.
Фамилия поручика Т.Г. Криницкого вызвала у меня ассоциацию с другой книгой. В США в 1991 году я купил сборник воспоминаний дроздовцев –артиллеристов «Седьмая Гаубичная. 1918 – 1921», авторы Д. Пронин, Г. Александровский, Н. Ребиков. В неё был включен отрывок из воспоминаний командира пулеметной команды 1-го Дроздовского стрелкового полка капитана А.К. Павлова. Описывая бой с красными имевший место в конце октября 1919 года, капитан Ребиков дополняет свой рассказ отрывком из воспоминаний капитана Павлова, в ту пору старшего офицера 4-й роты 1-го Дроздовского стрелкового полка. В этом отрывке упоминается его подчинённый поручик Тихон Криницкий. Тогда, полурота дроздовцев внезапным ударом захватила артиллерийскую батарею красных и поручик Криницкий, будучи по специальности артиллеристом, по собственному почину открыл из орудия огонь по отступающему противнику.
Знакомой мне показалась фамилия дроздовца В.Н.Загоровского. Мне где-то встречалось упоминание о нём. Он был активным прихожанином русского храма на улице Дарю. Принимал деятельное участие в сборе пожертвований на ремонт. Занимался с детьми в воскресной школе. В течении ряда лет был церковным старостой. Дело в том, что переехав во Францию из Болгарии, он получил высшее образование и работал инженером. Он хорошо, по русским эмигрантским меркам зарабатывал, что и позволяло ему заниматься благотворительностью.
Причисленный к Генеральному штабу полковник П.В. Колтышев. Тремя годами раньше, будучи летом 1992 года в гостях у родственников в Петербурге, я совершенно случайно в книжном киоске на Васильевском острове обратил внимание на книгу «Русское прошлое». Это оказался альманах, местного, петербургского издания, а номер был целиком составлен из материалов предоставленных Обществом ревнителей русской истории (Париж) под общей редакцией Н. Рутыча. В этом выпуске едва ли не самым интересным материалом, для меня оказались воспоминания полковника Колтышева, озаглавленные «На страже русской чести (Париж, 1940 -1941 гг.)». Надо сказать, что к тому времени, то есть к 1994 году в СССР, а позднее в РФ было переиздано и издано впервые, немало мемуаров белых офицеров и генералов. Но, как правило, они заканчивались описанием Крымской эвакуации и (или) пребыванием в Галлиполи. Поэтому рассказ офицера – дроздовца, о его задержании сотрудниками гестапо в оккупированной французской столице, водворение в лагерь для интернированных лиц под Парижем, стал для меня откровением. Не говоря уже и о самой биографии П.В. Колтышева, которая в предисловии к его воспоминаниям была изложена весьма подробно. Этот офицер, упомянут в книге генерала Туркула «Дроздовцы в огне». Остаётся добавить, что в последние годы своей жизни полковник Колтышев состоял в переписке с А.И. Солженицыным. Он неизменно отвечал на письма писателя и присылал ему материалы, когда он работал над своим романом – эпопеей «Красное колесо», узел первый «Август четырнадцатого»
И, наконец, ещё одно знакомое имя – полковник артиллерист С.Р. Нилов. Его вполне можно считать представителем нового поколения военных интеллигентов, которое складывалось в России после военных реформ военного министра графа Милютина. Юноша из семьи смоленских крестьян, окончив реальное училище, выбрал для себя воинское поприще. Он поступил в Казанское пехотное юнкерское училище, откуда перевелся спустя год в столичное Константиновское артиллерийское. Окончил двухгодичный курс и был произведен в подпоручики. Великую европейскую войну он прошёл, как говорится, от и до. Закончил её в чине штабс — капитана. Был награжден орденами Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом, Св. Станислава 2 ст. с мечами, Св. Анны 4 ст. с надписью «за храбрость», Св. Владимира 4 ст. с мечами, Св. Анны 3 ст. с мечами и Св. Анны 2 ст. с мечами. В Гражданскую войну воевал в составе автоброневых и артиллерийских частей дроздовцев. Был дважды ранен. Войну закончил в чине полковника. Интересное свидетельство о нём оставил его однополчанин подпоручик Д. Пронин. Для рукописного журнала дроздовцев – артиллеристов, он написал воспоминания о боях с красными. Полковник Нилов сделал ему замечания относительно стиля изложения. Замечания были столь существенными, что расстроенный начинающий автор уничтожил свою рукопись.
После Галлиполи и Болгарии, полковник Нилов обосновался под Парижем. Как и многие русские офицеры работал шофером парижского такси. Сотрудничал с журналами «Военная быль» и «Часовой». Умер в госпитале в Монморанси.
Мне фамилия полковника Нилова была к тому времени хорошо известна. В 1965 году из Франции в Москву были присланы документы моего двоюродного деда И.А. Кудряшова (1886 — 1965). В Гражданскую войну он воевал в рядах Дроздовской дивизии и полковник Нилов был его непосредственным начальником. Вплоть до того, что после капитана Нилова, бронеавтомобиль «Кубанец» водил в бой со своим экипаже штабс – капитан Кудряшов.
Как и многие его однополчане, подполковник Кудряшов в середине 1920-х годов эмигрировал из Болгарии во Францию. Первые годы он работал на каком-то индустриальном предприятии в Лионе. Позднее переехал в маленький городе Сен – Бодель вблизи города Клермон – Феррана, где и прожил большую часть своей жизни…»

продолжение следует…