Экскурсия в Сент-Женевьев де Буа из Парижа в 1998 году

Моя первая поездка на кладбище Сент-Женевьев де Буа из Парижа с русским гидом, осень 1998 г.
В 90-е годы во Францию из России ездило еще не так много людей – понятное дело, тогда экономика и доходы были намного меньше, чем в этом тысячелетии 🙂 Цифровые фотоаппараты тогда были редкостью. Интернет только начинал развиваться, а социальных сетей еще было. Поэтому почти весь отзыв об экскурсии пишу по памяти и сохранившимся отдельным негативам фотопленки.
В Париже я уже самостоятельно посетил некоторые достопримечательности, о чем напишу в других отчетах, особенно про блошиные рынки и музей кадетского объединения во Франции.
Посетил книжный магазин Е.Сияльской и Храм Святого Александра Невского на рю Дарю, вместе с своим другом и «экскурсоводом» Виталием Жуменко. После визита в главную достопримечательность Белой эмиграции- кафедральный собор, заложенный и освященный еще до революции в России, решили посетить и вторую по значимости достопримечательность Белой эмиграции – русское кладбище на Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

Русское кладбище Сент-Женевьев-де-Буа

В 90-е годы туроператоры групповые туры из Парижа в Сент-Женевьев-де-Буа, на русское кладбище еще не делали. В буклетах оно может и было обозначено, но спроса не было, так как никто особо про него и не знал. А те, кто знал про этот некрополь под Парижем, добирались до него самостоятельно, кто на электричках, кто на такси. Решил и я его посетить, тем более мой друг и единомышленник, историк Виталий Жуменко любезно согласился быть моим гидом-экскурсоводом, вот на такой в самом прямом смысле слова индивидуальной экскурсии в Сент-Женевьев-де-Буа из Парижа.
Добираться до кладбища самостоятельно довольно сложно, особенно без знания французского языка :-(. Доехали на метро до вокзала, купили билеты, сели в нужную электричку нужного направления. Через минут 40 были уже на станции Сент-Женевьев-де-Буа. Подождали минут пятнадцать и поехали уже на местном автобусе в сторону русского кладбища через весь город. Всего где то 10-15 остановок. И вот мы уже на этом легендарном русском кладбище Белой гвардии.
Здесь есть и поэты, и художники, и писатели с мировым именем, но меня интересовали прежде всего мемориалы Белым воинам. И вот мы входим на территорию и справа видим Мемориал Дроздовцам. Участок тогда был еще очень ухоженным, плиты выглядели как новенькие. Никакого растущего зеленого моха еще не было. Все было прямо как на старых черно-белых фотографиях, запечатлевших похороны генерала Антона Васильевича Туркула в 1957 году. За могильными плитами ухаживала вдова офицера-дроздовца, Председательница Дамского комитета мадам Карпихина, проживающая в Сент-Женевьев-де-Буа. Мой гид Жуменко немного рассказал про тех дроздовцев, с которыми долго общался, формально и неформально. Помянули Антона Васильевича, прочитали еще знакомые фамилии на этом участке и пошли дальше. Впереди уже знаменитый Галлиполийский Памятник на участке этого общества, которое в 1998 году состояло уже всего из пары десятков человек. Перед глазами всплывают черно-белые фотографии с таким же памятником в Галлиполи, который был разрушен землетрясением в 40-е годы и восстановлен на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в начале 60-х годов. На открытие и освящение этого памятника из Парижа приехали представители почти всех главных русских воинских организаций, проживающих во Франции. У основания Памятника перечислены самые элитные части Белой гвардии – корниловцы. Марковцы, алексеевцы и дроздовцы.
Мы обошли памятник со всех сторон, естественно, сфотографировали его и пошли дальше. Недалеко от галлиполийского Памятника находится и кадетский участок. До Второй Мировой войны во Франции бывшие выпускники большинства кадетских корпусов дореволюционной России имели свои объединения. На 1998 год во Франции оставалось только одно кадетское объединение— из тех, кто учился в корпусе-лицее в Версале под Парижем. На могилах офицеров Русской Императорской армии расположены кадетские погоны тех корпусов, в которых они учились. Кое-где были видны довольно свежие могилы, а надгробные плиты сверкали почти как новенькие. Большие разрушения кладбище нанес ураган, который произошел позже, в 1999 году, когда многие деревья были повалены, а надгробия побиты.
Кроме фотографий, которые я сделал лично во время этой экскурсии, потратив пару пленок, мне Виталий подарил еще много фотографий, которые он сделал в предыдущие годы.
После кадетского участка мы пошли к мемориалу «Алексеевцам». Партизанский пеший полк Добровольческой армии, который стал носить имя основателя противобольшевистской организации генерала М.Алексеева. На Мемориале видна литера «А» и полковой цвет прибора, светло-синий.
После алексеевского мемориала мы пошли на казачий участок. Наверное самый большой и красивый. Сразу обрати внимание на памятник Атаману Всевеликого Войска Донского Африкану Петровичу Богаевскому. Перед глазами сразу стали всплывать черно-белые фотографии, как Атаман в военной форме зажигает вечный огонь у могилы неизвестного солдата под Триумфальной аркой в Париже, в начале 30-х годов. Здесь же на казачьем участке видна и символика Войска Донского- олень, стрела и булава. Памятник казакам на чужбине был воздвигнут Казачьим Союзом.
Еще запомнился памятник русским военным летчикам с пропеллером и эмблемой авиационных частей. Здесь же находится могила Председателя Русского Общевоинского Союза (РОВС) генерала фон Лампе.
Экскурсия по русскому кладбищу, да еще с интересными рассказами заняла пару часов и пора уже было возвращаться в Париж. Посещение Русского старческого дома, который находится тут же, минут 20 пешком для встречи с последними свидетелями Великого Русского исхода 1920 года решили отложить на следующий день.
В Париж вернулись уже под вечер.

Михаил Б.

Экскурсия в 1998 г., фото-альбом (снимал автор, М.Блинова)