Конго. Вторая битва за Шабу

Вторая война за Катангу (Шабу) в Конго (Заире)

Участие Франции в событиях

Президент Франции Жискар д’Эстен (1974 – 1981 г.г.) за время своего срока на посту главы государства провел две наиболее успешные операции французской армии в Африке. Первая из них – это разгром отрядов “катангских жандармов” в конголезской (заирской) провинции Катанга (Шаба) в 1978 году.
Именно Франция взяла на себя общую координацию операцией иностранных союзников-интервентов в Катанге против местных сепаратистов. Еще в период первого вторжения “тигров” ФНЛК с территории Анголы – 7 апреля 1977 года – сюда прибыла группа французских советников. В их числе состояло 20 человек из Службы внешней документации и контрразведки (SDECE – Service de documentation extérieure et de contre-espionnage). Также конголезская армия от французов получила дополнительные к прежним поставкам новые партии оружия.

Планы ФНЛК
Второе вторжение сил анти-президентской ФНЛК в Катангу (Шабу), которое в штабе “тигров” ФНЛК назвали “операция Colombe”, было подготовлено значительно лучше, чем год назад. В течение 6 месяцев в зону Катангу внедрилось большое число боевиков, которые начали тайно вербовать молодежь племени лунда в повстанческие войска (милицию). Таким путем было рекрутировано около 500 милиционеров. Именно они и стали проводниками “тигров” и вывели подразделения бывших жандармов к предварительно подготовленным позициям (а там уже были созданы склады с оружием) вблизи намеченных целей. Оружие ввозили контрабандой из Замбии в грузовиках с древесным углём.
Конголезское (заирское) командование держало в Катанге на ангольском направлении 8-тысячную группировку, поэтому на сей раз генерал войск ФНЛК Мбумба направил армию “тигров” в обход – через территорию соседней Замбии. Генерал Мбумба не намерен был распылять наступательный порыв своих войск на захват малозначимых населенных пунктов. А вот взятие Кольвези – центр добычи меди и международный аэропорт – означало бы сокрушительный удар по экономике страны. Здесь добывалось 90% конголезского кобальта и 75% меди. В этом городе с населением в 143.000 жителей было почти 3.000 европейцев, из них 400 человек – французские граждане, и 15 – граждане США. Почти все здешние европейцы работали в конголезской горнодобывающей корпорации GECAMIENES. Ещё 74 американца проживали в лагере, принадлежавшем компании Morris-Knudsen, в 8 километрах на север от города, которая строила электростанцию Инга-Шаба.
Вторым этапом операции предусматривалась организация всеобщего восстания в Катанге (Шабе), затем надо было захватить города Лубумбаши и Лукаси и окончательно дестабилизировть ситуацию в стране. И на этой волне начать новую гражданскую войну, которая смела бы режим президента Мобуту.

Вторжение “тигров” ФНЛК
После наступления полуночи 11 мая 1978 года около 4.000 “тигров” ФНЛК пересекли заиро-замбийскую границу. Они состояли из 12 батальонов, в каждом примерно по 300 человек. У каждого “тигра” на рукаве имелся голубой шеврон с желтым тигром для того, чтобы отличать своих от чужих, поэтому в ходе сражений их враг – французы, бельгийцы и конголезцы-мабутовцы – называли их не как-нибудь, а просто “тиграми”. Группировка “тигров” была разбита на две колонны. Одна, меньшая по численности (около 1.000 боевиков), двинулась на Мучачу с заданием перерезать железную дорогу, вторая двинулась к главной цели – к Кольвези.
В субботу 13 мая на рассвете, с первыми лучами солнца, “тигры”, накануне подошедшие к своей цели, начали штурм Кольвези. Части 14-й бригады недавно набранной правительственной дивизии Kaymanyola, находившиеся в городе, были быстро нейтрализованы и рассеяны. Однако вблизи штаба Первого регионального командования “тигры” неожиданно столкнулись с упорным сопротивлением отряда под командой полковника Босанжа. У него было всего 20 оставшихся в живых бойцов. Но в других местах успех был очевидным – “тигры” быстро захватили аэродром и уничтожили всю местную военную авиацию Заира: 2 – 4 самолета Cessna-310, 5 – 7 штурмовиков Macchi, транспортный самолёт Buffalo, 2 вертолёта. К 10.00 утра “тигры” взяли под свой контроль не только аэропорт, но и большую часть города с армейскими складами.
Поначалу “тигры” были довольно дисциплинированны, однако сопротивление заирских солдат полковника Босанжа в районе штаба, а затем их попытки скрыться в европейских кварталах города, разъярили повстанцев. “Тигры” начали по малейшему подозрению расстреливать и белых, и негров. Особенной разнузданностью и свирепостью отличились местные повстанцы-милиционеры из племени лунда. В Кольвези тогда находились 6 французских военных советников, и все они пропали без вести, а их судьба неизвестна до сих пор. Скорее всего, они были просто убиты.

Реакция на вторжение
В 10.00 утра в Киншасе – столице Заира – все западные посольства получили сообщения о вторжении с территории Анголы. Генерал-президент Мобуту на чрезвычайном совещании глав основных дипмиссий сообщил, что интервенты действуют при поддержке войск Кубы и их целью является захват экономически, политически и стратегически важных городов Кольвези, Мучачи и Лубумбаши.
Срочно созданный оперативный штаб французского посольства в составе посла Росса, военного атташе полковника Ларзула и главы французской военной миссии полковника Гра пришёл к выводу, что ситуация грозит стать катастрофической. Поэтому оперативный штаб убеждал Париж в необходимости осуществления десантной операции для эвакуации европейцев и американцев из Кольвези. Но президент Франции д’Эстен и советник президента по африканским делам Рене Журниак решили, что в спасения белых обязаны принять участие и бельгийцы. И французский президент только ожидал формального приглашения заирского президента на начало интервенции. Однако Мобута медлил, поверив своему начальнику Генштаба генералу Бабия, который заверял его, что заирская армия держит ситуацию под полным своим контролем. Однако, вопреки этим заверениям, уже 15 мая Франция получила информацию, что как минимум уже было убито 20 европейцев.
Наконец Париж получил официальную просьбу из Заира о посылке в Катангу (Шабу) французского воинского контингента. В то же время Мобуту всё ещё надеялся, что разгромить “тигров” ему удастся без помощи союзников. Майор Маэле, командир 311-го парашютно-десантного батальона армии Заира, получил нелепейший по своей тупости приказ: 16 мая прямо в Кольвези выбросить на парашютах одну роту, при этом остальные роты отправить “по земле” из Лубумбаши в центр боевых действий. От коллективного самоубийства этот батальон спасло только то, что для его исполнения был назначен майор Маэле. Это был офицер “европейского” образования, он был единственным в заирской армии, к кому французские советники обращались без высокомерного снисхождения.
На рассвете 16 мая 2-я рота 311-го батальона десантировалась с самолётов С-130 в восточных пригородах Кольвези. И, как и следовало ожидать, это обернулось полным фиаско. Часть десантников “тигры” перестреляли ещё в воздухе, остальные приземлились в подступающем к городу низкорослом кустарнике. Здесь их также почти полностью перестреляли. Лишь отдельные парашютисты смогли добраться до назначенной цели – штаба Первого регионального командования, где с 13 мая отбивался полковник Босанж со своим отрядом. Но наземный отряд, который вёл сам майор Маэле, сумел соединиться с ротой 133-го пехотного батальона, охранявшей чрезвычайно важный стратегически мост через Луалабу, что в 25 километрах на север от Кольвези. После этого Маэле пробился через две засады к аэродрому Кольвези и уже днём 17 мая захватил его. Не слишком настойчивые попытки “тигров” отбить аэродром были успешно отражены.

Французы вступают в войну
Быстрота окончательного разгрома “тигров” ФНЛК была целиком заслугой парашютистов французского Иностранного легиона. Для операции в Кольвези французский Генштаб выбрал 2-й парашютный полк Иностранного легиона, расквартированный на Корсике. 16 мая в 11.00 командир полка подполковник Филипп Эрулан получил приказ быть готовым выступить через 6 часов, хотя на этот момент полк был разбросан по тренировочным полигонам острова. Но в 20.00 полк Эрулана собрался в полном составе. Всего чуть более 700 человек – 4 линейных роты, рота тыла и рота огневой поддержки с минометами и противотанковыми ракетными комплексами. Для переброски легионеров с корсиканской авиабазы Соленарза в аэропорт Нджили близ заирской столицы использовались четыре самолёта McDonnell Douglas DC-8. Тяжёлое вооружение загрузили в дополнительный Boeing 707. Через 7 часов полёта 18 мая в 23.15 полк приземлился в Нджили.
Это была операция “Leopard”. В 11.04 19 мая первая часть французского десанта – три линейных роты 2-го полка на 4-х транспортниках заирских военно-воздушных сил Hercules C-130 и Transall C-160 – взяла курс на катангский Кольвези. Вторая часть – 4-я рота, разведывательный и миномётный взводы. Все самолёты были перегружены – по 80-85 тяжело экипированных легионеров на каждый самолет вместо 64 пассажиров без экипировки, что предусматривалось правилами эксплуатации. Изначально в авиагруппе было 7 самолётов, но перед вылетом С-130 и С-160 вышли из строя, и полковнику Эрулану пришлось перераспределить своих бойцов. За штурвалами С-130 были неопытные заирские летчики. Вдобавок ко всему, легионеры получили от Мобуты незнакомые им американские парашюты Т-10. Поддержка штурмовой авиации не предусматривалась, поскольку заирские Mirage уже успели израсходовать весь боезапас в бессмысленных обстрелах Кольвези, а пополнение его из Нджамены еще не прибыло. Но зато не ожидалось и применение “тиграми” систем ПЗРК, поскольку ранее они их никогда не применяли.
По сведениям французского оперативного штаба, в Кольвези находилось, как минимум, 1-2 тысячи “тигров”. Как затем оказалось, это были в основном повстанцы-милиционеры из племени лунда. А остальные “тигры” ушли из Кольвези на запад.
“Европейский” аэропортовый город Кольвези делился на старый (западная часть) и новый город (восточная), соединённые между собой путепроводом. В европейских кварталах были богатые виллы с садами, широкие тенистые авеню, имелись школы, госпитали, кинотеатр. В негритянской части города Манике – дешёвые дома компании GECAMINES и жалкие “хижины дяди Тома”. Вокруг Кольвези простирались труднопроходимые джунгли и заросли слоновой травы высотой в 4 метра, в которой мог потеряться весь Иностранный легион. Были определены вероятные точки сосредоточения “тигров”: школа имени Жана XXIII, отель Impala, госпиталь компании GECAMINES и почта в старом городе. В новом городе “тигры”-лунда контролировали рынок, заправочную станцию и железнодорожный мост. В негритянской Манике “тигры” развернули свою тыловую базу.
Для высадки легионеров были выбраны две зоны. Одна зона “А” – лётное поле местного авиаклуба (к западу от нового, к северу от старого города). Отсюда открывался наилучший проход в кварталы европейцев. После взятия их под свой контроль 405 легионеров первой части полка должны были соединиться в районе аэродрома с отрядом мобутовского майора Маэле. План был хоть и простой, но довольно рискованный, поскольку десантники прыгали “тиграм” фактически на голову. Но командование рассчитывало на репутацию Легиона и отличную подготовку и высокий моральный дух его бойцов.
Вторая зона “Б” – это открытое пространство к востоку от Первого регионального штаба в новом городе. Здесь должна была высадиться вторая часть полка в количестве 200 бойцов. При этом подполковник Эрулан приказал открывать только ответный огонь. Причём уточнил: “один выстрел – один убитый враг”.
Над Кольвези самолёты появились около 15.00. Малоопытные заирские лётчики промахнулись. Но через 40 минут высадка в зоне “А” всё же началась. При этом сильный ветер снес легионеров на старый город, где они приземлились на дома, на деревья, в сады, а часть попала в слоновую траву. А сам Эрулан десантировался прямо на термитник на окраине города.
Огонь противника был интенсивным, но не принёс практически никакого вреда. Через 10 минут после приземления 3 роты 2-го полка Иностранного легиона уже вели бой. В районе путепровода 3-я рота была атакована бронегруппой “тигров” из трёх бронеавтомобилей Panhard AML, ранее захваченных у армии Заира. AML-60 был уничтожен из гранатомета 89-мм LRAC F1, более тяжёлый AML-90 был подбит винтовочной гранатой. Третий броневик отступил. В уличных боях особенно отличились снайперы 3-й роты с винтовками FR F1.
Итог первого дня операции – освобождено 35 заложников, убито до сотни “тигров”, уничтожено 2 бронемашины, захвачено несколько сотен единиц стрелкового оружия и важные документы. Везде легионеры встречали свидетельства устроенной “тиграми” массовой кровавой бойни – трупы белых и чёрных валялись прямо на улицах. Потери легиона были минимальны – 4 раненых, 6 травмированных при десантировании, 5 потерявшихся (один из них был убит, как оказалось). 2-й полк Легиона взял под контроль старый город, часть нового города и въезд в черный район Манику. Вторая группа высадки была отменена, поскольку все главные задачи уже оказались выполнены, да и было уже довольно поздно. Ночь прошла спокойно, хотя и случались внезапные кратковременные перестрелки. Кроме того, в устроенной легионерами засаде были “завалены” четыре “тигра”.
В 6.30 утра 20 мая в Кольвези в зонах “А” и “Б” высадилась вторая часть 2-го полка – штаб, 4-я рота, разведывательный и миномётный взводы. Местом боя второго дня операции Leopard стала африканская Маника, где сконцентрировались основные силы “тигров”. За ночь они вырыли и понастроили оборонительные позиции в этом удобном для обороны районе с узкими кривыми улочками. Углубившись в район, французские легионеры столкнулись со столь плотным огнем, что вынуждены были залечь в обороне.
А вскоре французы встретились с другим “противником” – бельгийскими десантниками. Встреча “союзников” закончилась короткой перестрелкой, но однако обошлось без потерь.
Бельгийский полк пара-коммандос провёл в Кольвези высадку первой части своих бойцов в 5.50 утра. Операция Брюсселя Red Bean имела строгие рамки. Её целью было – исключительно эвакуация белых заложников, в боевые действия вступать запрещалось, и даже предписывалось избегать контактов с французскими парашютистами. И бельгийцы сумели первыми добрались до аэродрома, где чуть не развязали в бой с отрядом майора Маэле.
Французский полковник Гра попытался убедить полковника-бельгийца Анри Депоортера не начинать эвакуацию до окончательной зачистки города во избежание потерь от “дружественного” огня, но безрезультатно. В итоге бельгийцы и французы разделили зоны ответственности – французские легионеры продолжили преследование противника, а бельгийцы приступили к зачистке города и вывозу европейцев.
Последний большой бой между французами и “тиграми” произошёл в районе деревни Металл-Шаба. 4-я рота легионеров наткнулась на 2 сотни негров в камуфляжной форме, которых они сначала приняли за подкрепление мобутовской армии. В завязавшемся затем бою отличились снайперы Легиона, перебив всех “тигров”-пулеметчиков. Впервые за всю операцию легионеров поддержали огнём мобутовские самолёты. А прибывшее на грузовиках французское подкрепление – 2-я рота, разведвзвод и миномётчики – решило исход сражения. “Тигры” отошли, оставив на поле боя 80 своих убитых бойцов.

Завершение интервентской миссии
Американцы были эвакуированы из лагеря Morris-Knudsen ещё 19 мая. 20 мая началась эвакуация белых из аэропорта Кольвези. Всего отсюда было вывезено более 2.000 европейцев и до 3.000 африканцев.
После того, как в Кольвези из Лубумбаши американские самолеты перебросили автотехнику 2-го полка Легиона, радиус операций был значительно увеличен. Мотопатрули легионеров прочесывали в поисках “тигров” и европейских заложников, а также старались найти 6 исчезнувших французских инструкторов. Эти операции продолжались до 26 мая, и во время них погибли ещё 3 легионера. Всего же в ходе операции 2-й полк Иностранного легиона потерял 5 человек убитыми и 25 ранеными (бельгийцы потеряли убитым 1 десантника). 27 мая 1-я рота 2-го полка французского Иностранного легиона отправилась домой на Корсику, но его последние подразделения вернулись лишь 6 июня.
Более 160 европейцев и до 700 африканцев были убиты “тиграми”. За 8 дней боёв было убито 400 “тигров”, в плен взято 163, захвачено более 1.500 единиц лёгкого и тяжёлого вооружения.
До начала июля в Кольвези ещё оставались бельгийские войска, а затем их сменил африканский контингент миротворцев.
(Справку подготовил Александр Доманович)

Бронетехника, участвовавшая в данной операции

Бронеавтомобили Panhard AML разных модификаций находятся в музее БТВТ Кубинка и в танковом музее Сомюр (Франция), см.