Экскурсия из Парижа в Аустерлиц

Экскурсии из Парижа по местам боевой славы

Экскурсия в Аустерлиц в… 70 годы прошлого века, отзывы о музее

Фото: Места сражений под Аустерлицем. Музей и мемориал

Экскурсия русского офицера-эмигранта по местам сражений Наполеоновских войн в 197х году, отзывы о музее и о необычном паломнике из Парижа.

АУСТЕРЛИЦ

Мы прожили в Чехословакии больше месяца, из коих половина ушла на поездки и осмотр исторических памятников этой замечательной страны. Последним был осмотр полей сражения Аустерлица (теперь Славко), где было пролито столько нашей русской крови. Мне вспомнилась вся эпопея Наполеоновских войн, столь ярко описанная многими писателями, мемуаристами и военными стратегами. Изо всех определений личности Наполеона мне образнее других запомнилась характеристика, сделанная Толстым: «Наполеон был тщеславным деспотом, возомнившим себя гением, отчего у него начала кружиться голова. Будь он умнее, ему бы разум подсказал, что в завоеваниях своих нужно найти время, чтобы остановиться и суметь использовать свое счастье»…
В сражении, под Аустерлицэм, которое произошло 2 декабря 1805 года, войска Наполеона разбили армию союзников русско—австрийской коалиции императоров Александра I-го и Франца I-го. Более ста лет спустя, заботами специального комитета, в центральном месте сражения был воздвигнут Мавзолей Мира. Средства на постройку этого памятника были ассигнованы русским и французским правительствами. Кроме того, дала подписка, организованная в тогдашней Австро-Венгрии по инициативе моравского историка и пацифиста священника Алойза Словака. Архитектурная концепция этого сооружения доминирует над окрестностями (общая высота 80 футов), богата сложной символикой. Целая система ступеней и рамп подсказывает, что главное значение для этого памятника имеет сама священная земля, на которой разыгралось сражение. У подножия мавзолея стоят четыре аллегорические статуи героев, опирающиеся на гербы России, Австрии, Франции и Моравии. Мавзолей представляет собою усеченную сферическую пирамиду, которая обращена своими гранями ко всем странам света. Русская надпись гласит: «Во блаженном успении вечный покой подаждь Господи рабам Твоим и сотвори им вечную память». Завершающий постройку эллипсоид символизирует земной шар, на котором возвышается крест. Главную идею в архитектуре мавзолея выражает сводчатая часовня, под которой находятся останки около 25 тысяч павших воинов. Надпись гласит, что русских пало 12 тысяч, австрийцев 6 и французов 7. По бокам входа в часовню две монументальных скульптуры: Матери и молодой Женщины, оплакивающие убитых. По обе стороны входа опять четыре надписи. Русская гласит: «Русским войскам на полях Аустерлица погибшим г.1805, 2 декабря. Вечная память». Внутри часовни, которая вмещает до ста пятидесяти человек, находится гробница, выложенная каррарским мрамором. Гид, кончая свое повествование о часовне, сказал нам об «Искусственном Эхо». Как это удалось инженеру, строившему эту часовню, — осталось секретом. Гид поставил меня у стены одного угла, а мою жену направил в противоположный угол. Надо было прошептать слово, и оно явственно и громко до-носилось с другой стороны. Так мы переговаривались несколько минут
После осмотра часовни мы отправились в музей, расположенный тут же. В музее собраны формы полков, палаши, сабли, шашки, холодное и огнестрельное оружие русских, австрийцев и французов. Много французских гравюр. Одна в особенности бросилась мне в глаза – это атака донских казаков на французских кавалеристов. Казаки на своих дончаках с дротиками (пиками) несутся на французов, а у тех вид, как у нас говорили казаки, «а им нипочем”.
После осмотра музея мы поехали на курган, с которого Наполеон руководил сражением. На самом высоком месте кургана находится гранитная томба размером 8 футов на 8 и высоты 4, на которой укреплена массивная бронзовая доска с указанием расположения русско- австрийских и французских армий, род оружия, имена командующих, командные посты Наполеона, Александра 1-го и Франца 1-го. На лицевой стороне томбы французский герб — это территория французской республики. Гид рассказывал нам, что ежегодно 2-го декабря из Франции приезжает «наполеонист», привозит с собою форму кирасира времен Наполеона, здесь нанимает верховую лошадь, приглашает католического священника и перед памятником служит мессу, сидя на лошади. После объезжает вокруг памятника, едет к Наполеоновскому кургану — это больше мили от памятника, — стоит там с полчаса, потом едет в деревню и сдает лошадь. И это из года в год. Никаких других богослужений там не бывает. В мои студенческие годы, я помню, один раз собралась большая группа русских студентов и, пригласив с собою священника, после осмотра памятника отслужили панихиду. Туристов здесь много, все из восточных государств…
На другой день, проснувшись, я лежал в постели под впечатлением виденного и думал о величайшей человеческой трагедии и вдруг я вспомнил картину: «Атака кавалергардов на командный курган Наполеона под Аустерлицом». Это было больше полсотни лет тому назад. Осенью девятнадцатого года я приехал в отпуск в Новочеркасск и зашел навестить одну близкую мне семью. Застал их как раз собравшимися идти на выставку картин казака академика-баталиста Грекова. Пошел и я с ними. Переходя из комнаты в комнату, рассматривая машинально картину за картиной, я задержался, как военный, невольно у картины «Атака кавалергардов на командный курган Наполеона». Вот Наполеон уже перебрасывает ногу через седло своего белого араба, вот кавалергарды почти у цели, но в этот момент с двух сторон врезаются в атакующих кирасиры и рубят кавалергардов. И вдруг я вспомнил эту картину. Вот так бывает в жизни — врежется что-либо в память и там держится до поры до времени, а потом выплывает.
Под этим впечатлением я попросил моего племянника повезти нас снова в Аустерлиц. Сразу мы направились к командному кургану Наполеона, который называется «Журань». Перед курганом мы остановились, и я ясно представил себе атаку кавалергардов. Снова внимательно посмотрели на бронзовую карту боя с дислокацией всех армий перед сражением. Оттуда мы опять поехали к памятнику, снова его осмотрели, побывали в часовне, а потом поехали в деревню Коваловице, где находился полевой госпиталь русских войск. Здесь, на месте братской могилы первых забитых и умерших от ран, как гласит надпись, русским правительством построена большая часовня с куполом и восьмиконечным крестом.
Встреча с Чехословакией закончилась… на полях Аустерлица!
Тут нет никакой символики с моей стороны — просто так сложились обстоятельства, но я об этом не жалею, так как мне представилась возможность осмотреть то, что должен увидеть каждый русский человек. Честь и слава Чехословакии за сохранение аустерлицких памятников в назидание потомству.

Н.Е.Корольков. (Вестник Первопоходника N15)