Государь в Ставке и попытка подавления мятежа

Архивы Русской Эмиграции и «Военной Были» в Париже

генерал-лейтенант П.Кондзеровский. «Начало конца».  Продолжение

В 10 часов, вечера 27-го февраля, после обеда, Государь потребовал к себе в кабинет г.д.н.з. Иванова и объявил ему, что он назначает его Главнокомандующими войсками Петроградского военного округа, сказав при этом, что в Петрограде начинается брожение в запасных частях и среди рабочих; поэтому для усиления Петроградского гарнизона он посылает туда некоторое количество пехоты и конницы из действующей армии. Генерал Иванов доложил Государю, что прежде надо всего позаботиться об успокоении населения, т.к. начавшееся уже давно, на его взгляд, недовольство в разных кругах населения, вызванное деятельностью министров, особенно усилилось в середине прошлого года, министры не пользуются ни уважением, ни доверием, и что некоторые министерства стали «нетерпимым» .
— «Хотя я, — сказал генерал Иванов, — совершенно не считаю себя лицом, сколько-нибудь компетентным в делах государственного управления, но полагаю своим долгом доложить, что настоящий состав министерства должен быть заменен, так называемым, «министерством доверия».
Государь задумался и через несколько секунд спросил Иванова:
— Кому же поручить составление такого министерства доверия?»
Генерал доложил, что почти совершенно не знает тех кругов и деятелей, из среды которых надо выбирать министров, но что можно избрать достойных лиц из видных государственных или общественных деятелей, при чем назвал М.В.Родзянко, Львова и еще несколько имен.
Государь на это ничего не ответил.
После этого разговора генерал Иванов отправился к начальнику штаба Верховнокомандующего генералу Алексееву с просьбой сообщить ему сведения о положении дел в столице.
Генерал Алексеев сказал, что положение в Петрограде становится весьма серьезным.
Это заставило ген.Иванова задуматься по поводу тех затруднений и обострений, которые могут возникнуть по подвозу в столицу продовольствия и угля. Поэтому он решил просить Государя обеспечить ему надлежавшее содействие тех министров, от которых зависит это дело, очевидно не зная, что к этому времени все старые министры уже сами упразднены.
И вот, около 2-х ночи, отправляется генерал Иванов в царский вагон, — Государь готовился ехать в Царское Село, — с просьбой дать указания министрам: земледелия, торговли и промышленности, путей сообщения и внутренних дел об оказании ему, Иванову, содействия, при чем просил подчинить ему полицию.
На последнюю просьбу Государь поморщился, но тем не менее приказал написать начальнику штаба для исполнения следующую бумагу:

Генерал-адъютант Иванов
28 февраля 1917 N1
Начальнику Штаба Верховного Главнокомандующего
При представлении моем сего числа около 3 ч. утра Государю Императору, Его Императорского Величеству было благоугодно повелеть доложить Вам, для поставления в известность председателя совета министров , следующее повеление Его Императорского Высочества.
«Все министры должны исполнять все требования главнокомандующего Петроградским военным округом генерал- адъютанта Иванова беспрекословно».
Генерал-адъютант Иванов
Передавая эту бумагу Алексееву Иванов просил проверить точность ее запросил по телеграфу Государя. На что Алексеев сказал, что это излишне; и расставаясь с Ивановым сказал:
— «Мы свидимся с вами завтра в Царском Селе.»
Вслед за этим генерал Иванов вызвал по прямому проводу в Петроград генерала Хабалова к 9 часам утра.
Через несколько минут по тому же проводу происходит следующий разговор.
— «У аппарата капитан Брагин (Петроград)»
— «Здесь (Ставка) штабс-капитан барон Каульбарс»
-«Сегодня ночью ген.-адьют. Иванов телеграммой за N9309 просил генерала Хабалова переговорить в 9 ч. утра. Здесь неизвестно, где следует переговорить с генералом Ивановым: в Петрограде или по прямому проводу со Ставкой. Кроме того, генерал Хабалов находится Адмиралтейства и полагает, что выход его оттуда неизбежно связан с арестом его на улице революционерами. Если ген.-адьютант Иванов в Петрограде, прошу сообщить, где он находится»
Затем по распоряжению Иванова было передано в Петроград следующее:

«Ген.- адъютант Иванов будет у аппарата в 9 ч. утра; если генерал Хабалов не может подойти сам, пусть пришлет доверенное лицо»
В 9 ч. утра 28 февраля происходит по прямому проводу разговор между ген.Ивановым и Хабаловым:
— «Здравствуйте, я ген. Иванов»
-«Здравия желаю Ваше Выс-ство, я Хабалов»
— Генерал Иванов:
«1) Какие части в порядке и какие безобразят?
2) Какие вокзалы охраняются?
3) В каких частях города поддерживается порядок?
4) Какие власти правят этими частями города?
5) Все ли министерства правильно функционируют?
6) Какие полицейские власти находятся в данное время в вашем распоряжении?
7) Какие технические и хозяйственные учреждения военного ведомства в вашем распоряжении?
8) Какое количество продовольствия в вашем распоряжении?
9) Много ли оружию, артиллерии и боевых припасов попало в руки бунтовщиков?
10) Какие военные власти и штабы в вашем распоряжении?
Я сейчас иду к генералу Алексееву и приду через полчаса»
— Хорошо!
Генерал Хабалов на предложенные вопросы ответил следующей телеграммой:
«1) Моем распоряжении здании главного адмиралтейства четыре гвардейские роты, пять эскадронов и сотен и две батареи, прочие войска перешли на сторону революционеров или остаются по соглашению с ними, нейтральными. Отдельные солдаты и шайки бродят по городу, стреляя прохожих, обезоруживая офицеров.
2) Все вокзалы во власти революционеров, строго ими охраняются
3) Весь город во власти революционеров, телефон не действует, связи с частями города нет
4 )Ответить не могу
5) Министры арестованы революционерами
6) Не находятся вовсе
7) Не имею
8) Продовольствия в моем распоряжении нет, в городе 25 февраля было 5600 000 пудов запаса муки (на совещании указывалось, что муки 460 000 пудов (см.выше)
9) Все артиллерийские заведения во власти революционеров
10) Моем распоряжении начальник штаба округа, с прочими окружными управлениями связи не имею»
Эту телеграмму подтвердил ген.Хабалов в последовавшем затем разговоре по прямому проводу с генер. Ивановым
Около 1 ч.дня 28 февраля генерал Иванов с первым эшелоном Георгиевского батальона , выехал из Могилева в Царское Село, послав предварительно на имя коменданта Царского Села следующую телеграмму, из которой видно, с какими силами шел на усмирение Петрограда.
«Прошу вас сделать распоряжение о подготовке помещения для расквартирования в г.Царское Село и го окрестностях 13 батальонов, 16 эскадронов и 4 батарей»
Но только что уехал ген.Иванов из Могилева , как вдогонку ему была послана копия телеграмма начальника штаба верхов., адресованную на имя начальника военно-походной канцелярии, за N1820
«Всеподданнейше доношу: военный министр сообщает, что около 12 часов 28 февраля остатки оставшихся еще верными частей в числе 4-х рот, одной сотни, 2 батарей и пулеметной роты по требованию морского министра были выведены из адмиралтейства, чтобы не подвергнуть разгрому здание. Не перевод всех войск в другое место не признан соответственным, в виду неполной их надежности. Части разведены по казармам, причем , во избежание отнятия оружия, по пути следования ружья и пулеметы, а также замки орудий сданы морскому министерству»
С этого момента все части Петроградского гарнизона фактически уже присоединились к восставшим.
Старая власть продолжала еще формировать эшелоны для водворения порядка в столице.
«Шифрованная телеграмма генерала Данилова от 28 февраля 1917 г. за N1166/Б, на имя ген.ад. Иванова (копия командиру 42 корпуса)
«Государь Император повелел главнокомандующим Петроградским военным округом быть ген.адют. Иванову. В случае требования ген.адют. Иванова , назначить в его распоряжение один наиболее прочный батальон выборгской крепостной артиллерии. Главкосев (главнокомандующий северного фронта)приказал батальон этот держать наготове и обеспечить его быструю переброску пункт назначения».
Затем, шифрованная телеграмма ин. Командира 42 корпуса Гулевича, от 1-го марта 1917 г., за N535, на имя ген. адъютанта Иванова (копия нач. штаба северного фронта)
«По приказанию Главкосева назначен батальон Выборгской крепостной артиллерии. Продвижение его по железной дороге возможно только до Белоострова, т.к. ближайший к Петрограду участок Финляндской железной дороги занят вооруженными мятежниками»
Далее, интересны копии секретных телеграмм ген.а. Иванова, от 28 февраля 1917 г. за N2, на имя Главкосева:
«Части, назначенные в мое распоряжение двоеточие 67 и 68 пехотного полка под начальством ген. Листовского и 15 уланский Татарский и 3 Уральский казачий полки под начальством ген.Мартынова и пулеметная команда Кольта с целью сосредоточения должны высадится на станции Александровская вблизи Царского Села, где получат от меня дальнейшие указания точка. Выезжаю из Могилева сегодня двадцать восьмого февраля 13 часов и предполагаю быть на станции Царское Село около восьми часов первого марта где остановлюсь на вокзале до выяснения обстановки точка. Об отданных по сему распоряжениях прошу мне телеграфировать на станцию Дно и Царское Село и приказать этим частям по прибытии Царское Село установить со мною связь.
И на имя Главкозапа (Главнокомандующего армиями западного фронта):
«Части назначенные в мое распоряжение двоеточие 34 и 36 пехотные полки под начальством ген. Дошунова 2 гусарский Павлоградский и 2 донской полки под начальством ген. Князя Трубецкого и пулеметная команда Кольта и две батареи с целью сосредоточения должны высадится на станции Царское Село где и получат от меня дальнейшие указания точка. Выезжаю из Могилева 28 февраля в 13 часов и предполагаю быть на станции Царское Село около восьми часов первого марта где и остановлюсь на вокзале до выяснения обстановки точка. Об отданных по сему распоряжениях прошу мне телеграфировать на станцию Дно и Царское Село и приказать этим частям по прибытии Царское Село установить со мною связь»
За следуют телеграфные распоряжения по организации контр- революционной армии. Вот эти документы:
Копия телеграммы генерала Данилова от 28 февраля 1917 г., N1165/Б (секретно) на имя н-ка штаба армий 1 и 5 (копия н-ку сообщений северного фронта и генерал -адъют. Иванову)
«Благоволите передать ген.Мартынову и ген. Листовскому, а также к-ру отдельной пулеметной команды Кольта, которую надлежит подчинить генералу Листовскому, сосредоточение на станции Александровской, где получить дальнейшие указания от ген.адъют. Иванова, прибывающего Царское Село около 8 часов 1 марта точка. Ген.адъют. Иванов по прибытию Царское Село остановится вокзале, с которым должна быть установлена связь по высадке частей на станции Александровской точка. Распоряжения о снабжении отрядов продовольствием и питанием огнестрельными припасами средствами фронта сделаны»
Копия телеграммы ген. Рузского , от 28 февраля 1917 г. N1168/Б, на имя ген.адьют. Иванова.
«2. Все распоряжения сделаны, копии таковых послана Вам депешей Царское Село»
Копия телеграммы подполковника Кринского, за N3, на имя генерала Тихменева.
«Ген.-адъют. Иванов просит отдать распоряжение, чтобы составы эшелонов, в коих следует Георгиевский батальон, были бы оставлены на первые три дня по прибытии к месту назначения в распоряжении батальона».

Продолжение