17 гусарский Черниговский полк

История полка и полкового объединения

Председатели Объединения:

  • генерал от кавалерии Кауфман-Туркестанский,
  • полковник И. И. Хакольский,
  • полковник Клейн,
  • ротмистр Д. В. Данилов
  • ротмистр Г. А. Турчанинов

Справка по Объединению на 1969 г. (Подготовил Г.Куторга)

«В конце 1921 года, в Белграде, собрание офицеров образовало «Общество объединения чинов 17 гусарского Черниговского полка» под председательством генерала от кавалерии Кауфмана-Туркестанского и при исполняющем должность председателя полковнике Иосифе Ивановиче Хакольском. В русской церкви в Белграде хранился и наш штандарт. Объединение ставило своей целью: объединять чинов полка, хранение традиций полка, хранение штандарта и сбор всех реликвий и документов, относящихся к полку.
В 1922 году на общем собрании офицеров полка, и с письменным согласием полковника Нестеренко, были приняты в число офицеров 12 молодых корнетов выпуска Николаевского кавалерийского училища в Белой Церкви. В это время эскадрон был снят с пограничной стражи и переведен на работы по постройке шоссе Кральево — Рашка, где молодые офицеры слились с эскадроном. Затем эскадрон был переброшен на работы в рудник «Любия», в Словении. В течение этого периода началось распыление эскадрона, так как каждый искал и старался устроиться лучше и, как тогда говорилось, уходил «на беженское положение». Несколько человек присоединилось к полковнику Берестовскому, составлявшему отряд для отъезда в Албанию. В конце концов эскадрон был расформирован и все разъехались по разным городам и странам, но связи с Обществом не теряли.
Приказом генерала Миллера №42 от 1930 года Объединение чинов Черниговского гусарского полка было зачислено в состав Русского Обще-Воинского Союза с утверждением в должности Председателя полковника И. И. Хакольского. В это время в Обществе состояло 65 членов и 8 прикомандированных (Нежинских гусар). Обществом были заказаны полковые знаки уменьшенного размера для ношения в петлице пиджака.
12 июля 1930 года в Белграде состоялась перебивка 15 полотнищ-штандартов на установленного образца древки, в том числе и нашего. В декабре 1931 года Обществом, согласно разрешению генерала Миллера, получены для хранения исторические грамоты: 1) грамота на Георгиевские штандарты, 2) грамота на серебряные трубы, 3) грамота на знаки отличия на головные уборы, 4) копия нагрудного знака, утвержденного военным министром, 5) положение об офицерском капитале, 6) положение о солдатском капитале. Все грамоты за собственноручной подписью Императоров и Великого Князя Михаила
Александровича (положения о капитале) и 7) списки убитых, умерших и без вести пропавших в Великую войну. В 1936 году Обществом была получена одна из 13 серебряных труб, возвращенная югославским офицером полковником Шкриньяр, который, будучи молодым офицером австрийской конницы в 1-ю Великую войну, захватил в плен нашего трубача и отобрал у него трубу. Начиная с июля 1931 года, всем членам Объединения периодически рассылались «Извещения» и этим поддерживалась связь со всеми членами. Таких «Извещений» было разослано до июля 1939 года 28 номеров.
Начавшаяся война прервала жизнь нашего Общества. Связь с большинством его членов была потеряна. В одну из бомбардировок Белграда англичанами на первый день Пасхи была разрушена квартира Председателя Общества полковника И. И. Хакольского и он сам был убит. Многое из архива погибло там. Судьба предметов, находившихся в Кавалерийском музее мне тоже достоверно не известна. Знаю только, что из ящиков, в которые были упакованы штандарты и знамена для отправки, кажется, в Вену, полковником Нестеренко был изъят наш штандарт и вместе с ним прибыл в Аргентину. Трагическая смерть всей семьи Нестеренко в руднике чуть не лишила нас этой святыни и только благодаря энергичному вмешательству г-жи Бенкевич штандарт был переправлен в Лос-Анжелес, в Америку, а теперь находится в Сан-Франциско.
После окончания войны, приехав в Сан-Франциско и связавшись с Черниговцами, адреса которых я знал, мы опять образовали путем переписки наше Объединение под председательством полковника Клейна. Всего по списку оказалось 17 человек. Для связи опять были возобновлены «Извещения» и до сегодняшнего дня таковых было разослано 44 номера.
Председателями Объединения за рубежом были: генерал от кавалерии Кауфман-Туркестанский, полковник И. И. Хакольский, полковник Клейн, ротмистр Д. В. Данилов и ротмистр Г. А. Турчанинов.
Отмечая 300-летний юбилей полка, Обществом сооружается образ Покрова Пресвятыя Богородицы, который будет водружен в Казанской церкви Храме-памятнике по убиенной Царской Семье в г. Сан-Франциско, в память всех чинов 17 гусарского Черниговского Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Александровича полка».

Музей, регалии

Штандарт 17 гусарского Черниговского полка из Сан-Франциско был переправлен в Нью-Йорк, где он хранился в музее Общества «Родина». После передачи музея Общества «Родина» в Россию штандарт оказался в ЦМВС, где был в постоянной экспозиции. На данный момент много лет экспозиция закрыта и «находится в ремонте».

Источники

Г. Куторга, Журнал «Военная Быль», Париж, № 98 Июль 1969 года