Черниговские гусары в гражданскую войну

В начале декабря 1917 года в Ростов, в распоряжение генерала Алексеева прибыли поручики Ростовцев, Романовский, Зборомирский и Языков, корнеты Чиж, Эйхгольц и Лозовский, принявшие участие в Первом Кубанском походе Добровольческой Армии. Весной 1918 г. в Добровольческую Армию прибыл полковник Сабуров. Все офицеры Черниговского полка вошли в состав 1-го конного генерала Алексеева полка рядовыми всадниками.
После освобождения Малороссии от большевиков и оккупации ее немцами в Киев стали пробираться офицеры из Великороссии. Таким образом, летом 1918 года в Киеве собралось еще несколько офицеров Черниговского полка. В это время от Гетмана поступило предложение сформировать полк в составе гетманских войск в память о Черниговском охочекомонном полку. Предложение это было офицерами отклонено ввиду уже ясно наметившегося течения самостийной «Вильной Украины». Большинство офицеров состояло на службе в сформированном в Киеве «Русском корпусе» под командой графа Келлера, а потом — князя Долгорукова. О Добровольческой Армии сведения в Киеве были очень неопределенные, но осенью 1918 года было получено предложение от полковника Сабурова, занимавшего в это время должность старшего офицера 1-го конного полка, всем офицерам прибыть в 1-й конный полк. Черниговские офицеры стали собираться при 5-м эскадроне названного полка и, по мере их прибытия, приказом Инспектора формирований кавалерии № 57 разрешено было сформировать при 1-м конном полку Черниговский гусарский дивизион. 22 марта 1919 г. был сформирован 1-й эскадрон (приказ по 1 конному полку №278), 20 апреля 1919 г. был сформирован 2-й эскадрон и приступлено к формированию 3-го эскадрона.
Весь период формирования дивизион находился на позиции, выполняя боевые задачи. С 23 марта 1919 года дивизион принимал участие в боях в Каменноугольном районе: у дер. Новая Орловка, под станцией Рассыпная, у Уразова, Покровского, Мандрово, и в боях под Корочей, у дер. Погореловка, Поповка, Сафоновка, Голенький, Шутов, Кащеево, Емельянец, Скоредное и при обороне левого фланга Короченской позиции у хут. Долгий.
В это время представлялись две возможности сформировать полк: при 1-м конном полку, что требовало больших усилий ввиду бедности Добровольческой Армии и недостатка во всем, как в людском, так и в конском составе, и при Донской Армии, что было бы значительно легче, так как Донская Армия, нуждаясь в офицерах, давала уже готовый полк. Но Черниговскими офицерами было решено держаться Добровольческой Армии, бывшей в это время символом России.
Для пополнения дивизиона была произведена мобилизация людей и лошадей в немецких колониях Большая и Малая Орловка (район ст. Рассыпной). Люди шли очень охотно и показали себя впоследствии хорошими и надежными солдатами, особенно в пешем строю. Кавалеристами же были они среднего качества — мало было «сердца». Таким образом, первые два эскадрона состояли на ¾ из немцев-колонистов.
8 мая 1919 г. дивизион имел первое самостоятельное столкновение с противником у дер. Малая Орловка. 13 мая был серьезный бой у дер. Рассыпная, в котором был убит корнет Граве, похороненный в селе Матвеев Курган. В июне дивизион получил английское обмундирование, ручные пулеметы Люиса и новые винтовки. До 1 августа дивизион оставался при 1-м конном полку, входя в состав конного отряда полковника Сабурова из 1-го конного полка, Черниговского и Изюмского дивизионов и батареи из двух орудий. За этот период дивизион имел большие бои у ст. Рассыпная, гор. Славяносербск, с. Мандрово и гор. Короча. С 1 августа Черниговский к Изюмский дивизионы были сведены в Сводно-гусарский полк (командир – полковник Гаевский), вошедший в состав 1-й кавалерийской дивизии генерала Чекотовского. В августе в полк прибыл ротмистр Романовский с эскадроном черкес, переведенных на пополнение дивизиона из 1-го Черкесского полка.
Сводно-гусарский полк имел большие бои у гор. Севска и Купянска. Крайним северным пунктом продвижения дивизиона было 40 верст к югу от гор. Брянска. В день полкового праздника было получено сообщение о занятии гор. Орла. В октябре к полку присоединился (после ранения у Корочи) ротмистр Скуридин, приведший с собой из Орловской губернии 100 человек добровольцев. Таким образом, в октябре 1919 года дивизион состоял из четырех эскадронов и пулеметной команды и был поднят вопрос о выделении дивизиона в отдельный полк.
При отходе за Дон дивизион был сведен в один эскадрон и вошел в состав 1-го конного полка бригады генерала Барбовича, приняв участие в боях у Ростова и Батайска.

Крымский период

В составе 1 конного полка дивизии генерала Барбовича эскадрон был эвакуирован в Феодосию. При посадке на суда дивизия была принуждена оставить конский состав в Новороссийске. Выступив на фронт в пешем строю, эскадрон принимал участие в прорыве укрепленной позиции противника у Перекопа. В апреле 1920 г. Черниговцы были переведены в 3-й кавалерийский полк и сведены в один эскадрон с Изюмскими гусарами, все еще в пешем строю. В районе села Маячки, у Днепра, будучи в сторожевом охранении, эскадрон опрокинул в Днепр переправившиеся пехотные части красных. В этом бою был ранен пулей в живот штабс-ротмистр Ковалевский. В конце мая был получен конский состав.
В составе 3-го кавалерийского полка отдельным эскадроном Черниговцы принимали участие в боях у гор. Жеребец, Орехов, Малый Токмак, во взятии гор. Александровска, а также и в рейде за Днепр. Командовал эскадроном полковник Нестеренко, заместивший раненного в бою у села Аул-Белицкий полковника Субботина. Следует отметить блестящее дело у села Малый Токмак, где дивизия генерала Барбовича разбила две дивизии красных и взяла 15 орудий из 16, и также конную атаку против броневого поезда у с. Большой Токмак. Эскадрон принимал участие и в последних боях у Перекопа.
При эвакуации часть офицеров и гусар была погружена на пароход «Крым» и благополучно прибыла в Галлиполи. Другая часть находилась на миноносце «Живой», шедшем на буксире другого корабля. Во время бури миноносец «Живой» оторвался и погиб и на нем погибло 16 офицеров-Черниговцев.

Галлиполи

После трехнедельного пребывания на «Крыме», из которых две — на рейде Константинополя, почти без воды и без еды, остатки дивизии генерала Барбовича, в составе 1-го армейского корпуса генерала Кутепова, были выгружены в Галлиполи. Строевые части были расположены в палаточном лагере в 7 верстах от городка, штаб корпуса, учреждения и госпиталя — в городе. По прибытии в Галлиполи части были в самом плачевном состоянии, но вскоре дух взял верх и под влиянием железной воли генерала Кутепова корпус вновь принял воинский вид. Черниговский эскадрон вошел в состав 2-го кавалерийского полка. Материальная сторона жизни была очень тяжела (палатки зимою) и было голодно. Продовольствием снабжало корпус французское интендантство.
Осенью 1921 года вместе с дивизией генерала Барбовича эскадрон прибыл в Сербию, где часть офицеров была назначена на службу в сербскую пограничную стражу, часть — в «резерв» (женатые). Печальный инцидент с ротмистром Добровольским, убитым в ссоре сербским офицером, заставил наших офицеров покинуть сербскую службу. Полковник Нестеренко, не бывший в непосредственном подчинении сербским офицерам, остался с гусарами.

Продолжение следует

Составил Г.Куторга, «Военная Быль» № 98 Июль 1969 года. Париж. Публикуется с разрешения редакции журнала, при перепечатке ссылка на www.paris1814.com/hussard17 обязательна.