Лейб-Гвардии Преображенский полк и февральская революция

Архивы Русской Эмиграции и «Военной Были» в Париже

генерал-лейтенант П.Кондзеровский. «Начало конца».  Продолжение

Тимофей Кирпичников вышел вперед и скомандовал:
— Теперь, вперед, товарищи. Шагом, марш!
Волынцы двинулись.
— Правое плечо вперед, марш, к литовцам, к Преображенцам!
— скомандовал Кирпичников.
У Преображенцев в это время рота готовилась к обычным занятиям. Уже приступили к работе, как вдруг услышали шум, доносившийся из соседних казарм Волынского полка. Офицеры приказали увести солдат со двора в казармы. Но трудно было отогнать солдат от окон, они инстинктивно чувствовали, что на улице происходит что то важное, до них донеслись слухи, что Волынцы идут к нам с красными флагами.
Унтер-офицер Преображенского полка Федор Мануйлович Круглов, умный, чуткий, проницательный костромич, подошел к окну и увидел, что Волынцы, действительно, стройной массой двигаются к преображенским казармам. Во дворе вопили уже несколько человек и громко звали идти вместе, грозя в противном случае стрелять.
Какая то стихийная сила потянула всех во двор. Вся 4-я рота, как один человек, высыпала из казарм, открыла патронный склад, разобрала винтовки и патроны и двинулась к Кирочной улице, где захватила третью роту и все вместе направились к Литейному проспекту.
Тут было решено направиться на Выборгскую сторону на соединение с Московским полком. По пути присоединились части Литовского полка и 6-го запасного саперного батальона.

Перейдя Литейный мост, часть Преображенцев свернула на набережной направо к одиночной тюрьме, чтобы освободить томящихся там заключенных. Четвертая же рота, под командой Круглова, направилась к московским казармам.
Народ, не зная, с какой целью идут солдаты, видимо боялся, -не стали бы стрелять. Но Круглов, помахал шапкой, вышел вперед и крикнул: «Присоединяйтесь к нам. Мы идем бороться за вашу свободу!»
Услышав такой призыв, рабочие бросились навстречу солдатам и вместе с ними направились по Лесному проспекту, к Московским казармам.

Преображенцы не были уверены в том, что Московский запасной полк присоединится к ним. Поэтому, подходя к казармам, было сделано несколько выстрелов вверх. Роты Московского запасного батальона быстро стали выходить во двор, но в это время открылась беспорядочная стрельба. У Преображенцев появились раненые. Потом передали, что стреляли из офицерского собрания.
С присоединившимися ротами Московского запасного батальона Преображенцы двинулись назад, но тут с чердака какого то дома застрекотал пулемет. Пришлось свернуть в переулок, где увидели военную тюрьму.
Федор Круглов стал уговаривать товарищей выпустить заключенных на свободу. Подошли к воротам тюрьмы, дали несколько выстрелов, и ворота, как по мановению волшебного жезла, отворились и один за другим стали выбегать узники означенные восторгом свободы.
Выпустив заключенных, следом зажгли канцелярские бумаги и списки, а затем направились обратно через Литейный мост в город, где уже горел окружной суд.
Куда идти, что делать? — размышлял Круглов. В это время к нему подошел унтер-офицер 6-го запасного саперного батальона и с ним вместе, взяв несколько надежных товарищей, Круглов решил отправиться к Таврическому Дворцу. Решив занять Таврический дворец и организовать его оборону и охрану народных изменников, быстро дошли Преображенцы до Таврического дворца. Круглов первый вошел со своей ротой в полу- цирковой зал, он взял на себя обязанности караульного начальника, а товарищей своих поставил в заседания и в Екатерининском зале для защиты дворца народной свободы, ставшей с того момента священной цитаделью русской революции.
До прихода Преображенцев у входа в Таврический дворец стояли только почетные часовые, выставленные А.Ф.Керенским из числа солдат, явившихся к нему , как первому защитнику трудящегося класса страны.
— Когда к Волынцам присоединились уже Преображенцы, у Кирпичникова явилась твердая уверенность, что дело его выиграно, и что весь гарнизон Петрограда без кровопролития перейдет на его сторону. И действительно, к нему быстро присоединяются Литовцы, высылают на улицу саперы. Все вместе двигаются они на Литейный проспект. Вся эта масса направилась к дому предварительного заключения, где сорвала окованные железом двери тюрьмы, выпустила на свободу узников и подожгла факелами своды серые стены мрачной предварилки.

За Литейным мостом была устроена засада. Затрещал пулемет. Но солдаты засаду быстро смели, раскрыли двери арсенала и патронного склада, и народ быстро был вооружен и снабжен боевыми припасами. На Литейном проспекте около арсенала были выставлены орудия, которые должны были встретить верные войска, если бы они попытались с оружием в руках вступить в столицу. В это время уже носились смутные слухи, что генерал Иванов с георгиевскими кавалерами идет по повелению Государя на усмирение столицы и на защиту правительства.

Продолжение