Первая мировая война и кирасиры

Лейб-Гвардии кирасирский Её Величества полк и первая мировая война

Первая Мировая война и полк

Фото: Переход Лейб-гвардии Кирасирского Её Величества полка через реку Алле в 1914 году
Война 1914—1917 г. (из воспоминаний гнерала М.Свечина, Ницца, 1962 год)
События 1-й мировой войны столь грандиозны, что я могу затронуть и то лишь кратко некоторые факты. Опускаю и свое личное участие в боевых действиях н ранение ноги. Кратко упоминаю лишь о прохождении мною службы на войне: сперва как офицер генерального штаба, a затем на строевых должностях — от командира полка до командира кавалерийского корпуса.

Манифест об объявлении войны, энтузиазм населения. Мобилизация.
Манифест Государя о начале войны, объявленной на вызов сделанный нам Германией, был объявлен, как и в 1904 г., после японской атаки, на Высочайшем выходе в Зимнем Дворце. Площадь, перед которой оказалась заполненной народом. Император Николай ІІ-й, вышел на балкон, где огромная толпа опустилась на колени, выслушивая слова своего Монарха, заверившего, что не подпишет мира пока хоть один неприятельский воин не покинет наше Отечество.
Энтузиазм был полный. Население с негодованием приняло навязанную нам войну, которую нам приходится принять в защиту нападения австрийцев на единоверную нам небольшую Сербию. Весь день в Петербурге проходили патриотические манифестации. В том числе и перед окнами Сербского посольства, на Литейном проспекте.
Проходившие на некоторых заводах забастовки, были тотчас рабочими прекращены и все приступили к работе.
Мобилизация, приведение Армии и Флота на военное положение, протекала в полной точности, согласно плану, составленному в мирное время, не только по военному Ведомству, которое руководило, но и министерствами — Внутренних Дел и Путей Сообщения. Но, конечно, вследствие обширности нашего Отечества и слабо развитых путей, мы значительно отставали в сроках готовности. Германия уже на второй день начинала перевозку войск к границам и на пятый могла начать наступление. У нас требовалось две недели на призыв запасных, направления последних в части войск и перевозку частей к границам и то лишь для частей расположенных в европейской части России (Кавказ и Сибирь давали свои части потом). Подвезенные к границам части еще не могли перейти в наступление, т. к. обозы и артиллерийские парки еще не были готовы. Но, несмотря на это, наши части, как увидим ниже, были принуждены событиями перейти в наступление.

Жертва русской Армии, для помощи Франции.
Немцы, своими главными силами, обрушились сразу на Францию, в так называемом пограничном сражении, принудили их к отступлению и французская армия оказалась в тяжелом положении; посыпались настойчивые просьбы о помощи. Мы же были еще не готовы, a помочь союзнику — великий князь Верховный Главнокомандующий считал нужным. Поэтому, приказал нашим 1-й и 2-й армиям, не ожидая окончательного формирования, наступать на Восточную Пруссию: 1-й — со стороны Вильно-Ковно и 2-й, еще далеко не готовой, с юга, при этом последней приходилось сделать четыре перехода по песчаной, малонаселенной местности, без дивизионных и корпусных обозов.
1-я армия наступая понудила энергичным боем y Гумбиннена к отступлению немецкой армии ген. Притвица, что повлекло за собой смятение среди населения и их бегство. Прибывшие в Берлин беженцы усилили своими рассказами панику, чем и вызвали распоряжения немецкого командования о переброске с французского фронта на наш — двух корпусов и кавалерийских дивизий. При этом, эти части немцы взяли из самого активного их правого фланга армии ф. Клука, который по плану гр. Шлиффена составлял сильнейшую группу, наступающую для нанесения сокрушающего удара и окружения Парижа с окрестностями. Но лишенный, указанной переброской части своих сил, Клук оказался в невозможности выполнить свою задачу и Шлиффенский план не удался.
Понятно оттяжка на себя, русской еще не готовой армии, ослабила наносимый удар, помогла главнокомандующему Жоффру знергичньши мерами остановить наступление врага, отбросить его и оказаться победителем в сражении на р. Марна.
Эта победа имела большое значение для Франции в дальнейшей четырех годичной титанической борьбѣ.
Жертва с нашей стороны обошлась нам дорого. Наша 2-я армия оказалась в тяжелом положении и эта не готовая армия, углубившись в лесную и озерную полосу восточной Пруссии, стала на половину добычей врага.
Крупный неуспех, в самом начале войны, наложил глубокий отпечаток, не так в материальном, как в моральном отношении. Некоторое облегчение мы получили в успехе на нашем юго-западном фронте, против австрийцев. Во взятии Львова и наступлении в Галиции.