Бельгийский музей армии, русская секция

Русский отдел Королевского Музея Армии и Военной Истории, 1973 год
(Брюссель, Бельгия)
В обширной зале «Союзников», где представлены снаряжение, обмундирование и вооружение всех союзных держав Первой Мировой Войны, а также и военных сил Финляндии, Польши и Прибалтийских стран, наиболее почетное место занимает «Русский отдел»(1).
Своим основанием он всецело обязан, ныне покойному Директору Музея майору Louis LECONTE.

Этот, высококультурный человек, с первых же дней расселения на чужбине чинов Русской Армии широко открыл двери своего музея немым свидетелям русской боевой славы и русского военного быта.

(1) Отделение Музея где хранится русская военная коллекция носит название «Section russe».

Благодаря этому благородному решению, много полковых регалий и семейных военных реликвий нашли себе приют, временный или постоянный, в стенах Брюссельского музея.

27 декабря 1936 года, в присутствии представителя бельгийского военного министра, русских и бельгийских генералов и офицеров, состоялось торжественное открытие «Русского отдела».
Впоследствии, благодаря новым поступлениям и приобретениям, на которые музей не жалел средств, русское военное собрание еще расширилось и новые витрины были установлены в других залах. Приток новых поступлений не останавливается и по сей день.
По своей сущности, «Русский отдел» во многом отличается от других иностранных отделов, витрины которых содержат новые предметы, присланные в дар музею, из арсеналов и интендантских складов. В русских же витринах, и старые знамена «о славе полков говорят, о битвах минувших жалеют», и простреленные в боях головные уборы, и мундиры «службу послужившие»; каждая шашка, каждая пара погон имеют свою историю…
В иконографическом отношении, русская военная история представлена широким веером: от старинных портретов Екатерины II и Павла I до акварелей и фотографий добровольческих полков: Корниловского, Марковского, Алексеевского и Дроздовского.
Русские витрины настолько богаты, не только качественно, но и количественно, что в кадре настоящей статьи не представляется возможным дать исчерпывающее их описание. Скажем, что фон всех витрин буквально увешан портретами, оружием, гравюрами, литографиями и фотографиями. По середине манекены, в парадной или походной формах, на переднем плане, отдельные предметы снаряжения или обмундирования, историческое оружие, юбилейные медали, полковые и личные воспоминания и т. п. Прилагаемые иллюстрации помогут читателю составить себе более полное представление о «Русском отделе», мы же ограничимся беглым обзором, указывая на характерные и существенные предметы каждой витрины.
«Русский отдел», расположенный прямоугольником, занимает всю глубину зала «Союзников». Он обозначен, в правом углу, большим трехцветным русским флагом.
Два прохода ведут к русским витринам. У каждого — артиллерийское орудие Пермского завода: у правого: пушка 1884 года № 98 («115
п. 20 ф. без замка», «122 п. 10 ф. с замком»), у левого: пушка 1909 года N° 5074 («вес с замком 203 п. 10 ф.», «вес без замка 199 п. 10 ф.»).
С правой стороны, четыре первые витрины посвящены Лейб-гвардии Казачьему Его Величества полку. Это исключительное собрание оружия, мундиров, портретов, головных уборов, гравюр, литографий, снаряжения и военных регалий, является собственностью офицеров Лейб-Казаков и представляет часть полкового музея дважды спасенного в дни смуты. В первый раз, срочным вывозом из Петрограда в Новочеркасск, благодаря предусмотрительности командира полка генерала Грекова; во второй раз, в занятом красными Новочеркасске, вследствие заступничества бывшего лейб-казака, командующего казачьими революционными войсками (2). Проделав весь геройский путь с Добровольческой Армией, лейб-казачий музей прибыл во Францию и был торжественно открыт 22-го декабря 1929 года в г. Курбевуа. Генерал Оприц признал однако благоразумным отправить часть полкового богатства в Брюссельский королевский музей, где лейб-казачий отдел и составил основной фонд «Русской Секции» (3).

Первая витрина содержит серебряные подношения офицеров своему полку. Витрина интересна не только в военно-историческом отношении, но и в русско-бытовом: ковши, братины, блюда, чарки, исполненные в русском стиле, напоминают о прошлом. Особенно привлекает внимание большая серебряная братина, подарок служивших в 1913 г. в полку офицеров, украшенная фарфоровыми медальонами с историческими формами полка, боевыми сценами войны 1812-1813 гг. и портретом командира полка того времени генерала графа В. В. Орлова-Денисова; направо от братины каминные часы с статуэтками казаков в формах одежды эпохи Николая I-го и Александра II-го.

(2) И. Н. Оприц, Лейб-Гвардии Казачий Е. В. полк в годы революции и гражданской войны 1917-1920, стр. 35 и 82, Париж, 1939г.
(3) Совместно с богатейшим собранием большого русского собирателя — генерала Ознобишина.

На противоположной стороне, на боковой стенке второй витрины, известная картина художника П.Н.Грузинского (1837-1892), писанная с натуры. «Бивак лейб-казаков на маневрах», где представлены все формы полка эпохи Николая I-го с присущими художнику мельчайшими подробностями как то: гвозди коими прибита подошва сапога, инициалы эскадрона и взвода на оборотной стороне лядуночной перевязи, и т. д.
Под этой картиной, замечательный эскиз кисти профессора П.О.Ковалевского по которому он написал свое большое полотно находившееся в музее Академии Художеств в Санкт-Петербурге. «Первый день сражения под Лейпцигом», и за которое он получил в 1871 г. большую золотую медаль Императорской Академии Художеств. Главным сюжетом этой картины является эпизод 16-го октября 1813 г. достопамятной атаки Лейб-Кааачьего полка. В критический для союзников момент, атаки конницы Латур-Мобура, Лейб-Казаки, брошенные через болотистый ручей, во фланг конной массы неприятеля, своею стремительностью и неожиданностью внесли смятение в ряды латников пытавшихся прорвать фронт союзных войск и успешная, в начале, атака французов расстраивается. Надо сожалеть, что художник не достаточно точно воспроизвел форму одежды лейб-казаков допустив существенную погрешность: например, вместо султанов на киверах изобразил много позднейшие помпоны.

Вторая витрина охватывает период Екатерина II — Александр II. Сформированная в 1775 году, Придворная Конвойная Казачья Команда донских казаков послужила основанием, к формированию Лейб-гусарского Казачьего полка в 1796 году. Манекен офицера в парадной форме Конвойной Команды напоминает о зачатии полка. Следующие манекены представляют: обер-офицера 1838 г. и генерала 1845 г. в парадной форме и урядника в характерной парадной форме 1867-1880 гг. Из холодного оружия укажем на шашку данную Елизаветой Петровной в 1760 году отцу Атамана Платова, на шашки командира полка Орлова, 1796 г. и полковника Ефремова, 1780 г. и коллекцию кавказских шашек. Из огнестрельного оружия: казачье ружье XVIII века и пистолет 1813 г. (калибр 17,5 мм): на фоне витрины поясной портрет Александра I-го.

Третья, под углом к предыдущей, специально построенная огромная зеркальная витрина хранит священные регалии полка: два штандарта пожалованные в 1788 году, один 1-го эскадрона, белый с золотой бахромой и мальтийским малиновым крестом в золотом сиянии, — впоследствии принятый Лейб-Казаками как нагрудный полковой знак, — и второй 2-го эскадрона: малиновый с серебряной бахромой и белым мальтийским крестом в серебряном сиянии; три Георгиевских штандарта, пожалованные 19 марта 1826 года «за отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России в 1812 году и за подвиг оказанный в сражении при Лейпциге 4 октября 1813 года»; штандарты желтого цвета, штофные, с синими углами на которых вышиты вензеля Николая I-го; два серебряных штандартных орла с подвязанными к ним на георгиевской ленте орденами Святого Георгия; двадцать две серебряных труб (14 труб в тонах «ля» и «до», 6 труб разных тонов, 1 труба бас-тромбон, 1 труба басовая), пожалованные Высочайшим приказом 15 июля 1813; на всех трубах вырезаны надписи: «Лейб-Гварлии Казачьему полку, за отличия против неприятеля в минувшую кампанию 1813 г.».
Перед этой витриной лейб-казаки совершали богослужения в юбилейные даты полка, здесь же можно часто видеть задумчиво стоящих посетителей музея.
Над витриной, большой поясной портрет Великого Князя Николая Николаевича в походной шинели.

Четвертая витрина, под углом к предыдущей, представляет последний период полка: манекены казака в полной повседневной форме 1890 года и обер-офицера 1910 года в парадной форме; на фоне витрины большой портрет Николая I-го в синем казачьем мундире, на переднем плане первый том полковой истории принадлежавший Императрице Марии Федоровне, эполеты генерал- адъютанта с накладными вензелями Александра II-го, серебряная доска поднесенная полку донским дворянством, коллекция кавказских шашек из коих одна с орденом Св. Анны 4-й степени, алый с белым галуном казачий вальтрап полка.
В этой же витрине манекены: хорунжего Уманского полка и офицера Пластунского батальона Кубанского Казачьего Войска, в парадных формах.
Над витриной, на стене, в большой стеклянной раме, старинное знамя эпохи Павла I-го, по середине под орлом пришита этикетка со следующими словами: «Белое знамя Бутырского Мушкетерского полка спасенное во время Аустерлицкой Баталии того же полка Портупей-Прапорщиком Николаем Кокуриным, который находясь уже во Франции пленным в городе Бурже в Гошпитале умер а после него хранено было сие знамя оного же полка Унтер-Офицером Михаилом Мостовским и представлено по команде уже по прибытии в Город Люневиль при формировании временных батальонов. Судя по библиографическим данным, это знамя одно из тех девятнадцати знамен сохраненных офицерами и солдатами в плену. Оно было пожаловано полку в 1798 году, первой или шефской роте, и посему имело крест белый и, первоначально, углы чижового цвета с пунцовым пополам, эти цвета от времени сильно изменились и в настоящее время имеют вид светло-коричневого с желтым; белое знамя считалось полковым. В 1805 году в полках было по шести знамен (по два на батальон). Это спасенное знамя еще интересно тем, что оно совершило с Суворовым Италийскую кампанию и Швейцарский поход.

Пятая витрина посвящена Лейб-гвардии Уланскому Его Величества полку, первому полку русской конницы получившему уланскую форму по инициативе Цесаревича Константина Павловича, шпага которого хранится в этой витрине, также как и его литография. В центре, на фоне витрины, большой поясной портрет Императора Александра II-го, который будучи Наследником, был назначен Шефом полка. По восшествии на престол Александр II-й, сохранил свое шефство и с тех пор полк имел шефство царствующего Императора.
Форма одежды представлена четырьмя манекенами: штаб-ротмистр в сюртуке, генерал в повседневной и парадной формах, полковник в парадной форме. Внутри витрины, мундир 38-го Драгунского Владимирского полка, генеральская тужурка и офицерский вальтрап. На первом плане: генеральская шпага, лядунка, эполеты с накладными вензелями Императора Николая II.
В правом углу воспоминания барона Г. К. Маннергейма: шитые воротник и клапаны парадного мундира, эполеты, аксельбант и свитская генеральская шапка, а также его фотография в мундире фельдмаршала Финляндии. Барон Маннергейм командовал в 1908 году 13-м уланским Владимирским полком, а в 1910 году Лейб-гвардии Уланским Е. В. полком; впоследствии он был командующим финскими войсками.
Как воспоминание о давно ушедших днях — миниатюрный, полный жизни, оловянный эскадрон «… и белые султаны, и желто-красные, как искры, флюгера, и на гнедых конях Царевы лейб- уланы.

Шестая, особая зеркальная витрина с лейб-казачьими мундирами трех Императоров: Николая I-го (синий), Александра II-го (алый с желтыми жгутами), Александра III-го (алый) и мундир Наследника Цесаревича Алексея Николаевича (алый). На витрину поставлен бюст Императора Николая II-го, а на стене Его же портрет во весь рост в синем сюртуке лейб-казаков по бокам по-ясные портреты Екатерины II-й и Павла I-го.

Седьмая витрина посвящена, главным образом Лейб-гвардии Павловскому полку: манекены обер- офицера в городской, походной и парадной формах; белый берет Цесаревича Алексея подаренный Императрицей офицерам полка: частица знамени: гренадерские шапки Павловцев и среди них историческая гренадерка эпохи Александра I-го, который своим указом Военной Коллегии от 20 января 1808 г. повелел оставить полку шапки в том виде «в каком он сошел с места сражения, хотя б некоторые из них были повреждены». К полковой истории, изданной в 1852 году, приложен «Список нижним чинам Лейб-Гвардии Павловского полка, имена коих сохранились на гренадерских шапках, пробитых неприятельскими пулями в разных сражениях. Из этого списка следует, что 8 шапок были пробиты тремя пулями, 179 двумя пулями и 416 одной пулей. На медных бляхах шапок были выбиты имена и фамилии их бывших владельцев, Фридландских и Эйлауских гренадер. На гренадерке Брюссельского музея выбито: «Мартын Гришин». Большая фотография представляет прохождение церемониальным маршем держа ружья «на- руку» как бы идя в атаку, особое отличие пожалованное полку Александром I-м за кампанию 1813-1814 и за взятие Парижа, в котором полк принял видное участие.
В правой части витрины находится манекен поручика Лейб-гвардии Кирасирского Ее Величества полка, кирасирский виц-мундир и походный кавалерийский китель («френч») а внизу на переднем плане офицерский знак последнего командира Лейб-гвардии Семеновского полка.
Над витриной, в большой стеклянной раме, личный вице-адмиральский георгиевский флаг адмирала А.Г.Покровского, полученный им в 1916 году от Императора Николая II-го в день его производства. Адмирал Покровский, уезжая из Бельгии, и желая отблагодарить бельгийский народ за его гостеприимство, подарил этот флаг королевскому военному музею.

Восьмая витрина разнообразна по своему содержанию. Частично она содержит воспоминания Императорского Лицея: манекен лицеиста в форме одежды последнего времени, настольные юбилейные медали, знаки, жетоны, экземпляр грамоты пожалованной Лицею Александром I-м, фотографии выпусков.
В другой части витрины, слева на право манекены: офицера числящегося по кавалерии, капитана генерального штаба в парадной форме и подполковника генерального штаба в городской форме: сюртук и виц-мундир поручика Лейб-гвардии Кирасирского Ее Величества полка, мундир Пажеского корпуса, ордена, медали и эполеты последнего царствования, и на переднем плане, внизу, офицерский знак Лейб-гвардии Финляндского полка, который, как известно, ведет свое начало от Императорского Батальона Милиции сформированного, в 1806, трудами и на личные средства Членов Императорской Фамилии. В 1912 году офицерам полка были пожалованы Александровские знаки на Андреевских лентах.

Девятая витрина, расположенная пол углом к предыдущей, посвящена воспоминаниям Лейб-гвардии Уланского Ее Величества полка: манекен генерала гвардейской кавалерии в повседневной форме, индивидуальный перевязочный пакет присланный заботами Императрицы офицерам полка, пасхальные фарфоровые яйца с вензелем АФ, медаль в память столетнего юбилея полка, генерал-майорская шинель, парадный мундир генерала гвардейской кавалерии, лядунка, обще-кавалерийская фуражка.
Над витриной поясные портреты Императора Николая II в форме полка и Императрицы Александры Федоровны, а также поясной портрет генерала Гурко в походном кителе.
В 1897-1902 гг. полком командовал принц Людовик Наполеон, внук короля Вестфальского Жерома, брата Наполеона I-го. В этот же полк вступил добровольцем поэт Н.С.Гумилев, в декабре 1914 г. был награжден георгиевским крестом 4 степени, а в январе 1915 г. крестом 3-й степени и произведен в младшие унтер-офицеры. В конце марта 1916 г. он был произведен в прапорщики и переведен в 5-й гусарский Александрийский полк.

Десятая витрина, под углом к предыдущей, самая скромная, посвящена Первой Мировой Войне, представленной манекенами: офицера (корнета) кавалерии в походной форме, солдата пехотного полка в полной походной форме, двух офицеров Кавказской Конной Туземной Дивизии, поручика инженерных войск в защитной суконной гимнастерке и с каской французского образца, но с русским двуглавым орлом, на переднем плане казачье седло, в правом углу хорошо сохранившаяся солдатская шинель.
Витрина интересна тем, что ее экспонаты позволяют для беспристрастных исследователей истории, наглядное сравнительное изучение русского походного обмундирования с подобным обмундированием других стран, благодаря чему уничтожится много заблуждений и предубеждений существующих на счет русских солдат и малой пригодности их снаряжения и вооружения.

Одиннадцатая витрина посвящена флоту. В центре, на фоне витрины, носовой флаг канонерской лодки «Терец», одного из самых геройских военных кораблей Азовского отряда в эпопею белой борьбы по защите Крыма в 1919-1920 гг. В левом углу витрины, картина изображающая линейный корабль «Императрица Мария», под ней великокняжеский брейдвымпел (Великой Княгини Ксении Александровны), матросская шапка с надписью «ш-б н-ка 5-го див. подв. лод.» и лента с надписью «адмирал Макаров». По правую сторону, флотские сабли, гардемаринские погоны, акварель крейсера «Россия». На переднем плане манекены: матрос в летней форме миноносца «Дерзкий» с кормовым флагом, капитан 2-го ранга в парадной форме, капитан 1-го ранга в служебной форме и старший лейтенант в летней служебной форме.
Из трех малых четырехсторонних стеклянных витрин, две содержат гвардейские кирасы с касками, — из коих одна с орлом, а другая с шишаком — медвежью шапку Дворцовых гренадер и каску с орлом гвардейского жандармского эскадрона. Третья витрина хранит офицерское кавалерийское седло с полной сбруей.
Из трех настольных витрин: одна содержит собрание погон, офицерских и нижних чинов, другая, офицерские и солдатские кокарды, поясные бляхи, полковые и училищные нагрудные знаки,
медали и несколько медных копеек, найденных на теле русского солдата Никитина. В третьей витрине хранятся воспоминания Лейб-гвардии Павловского полка: чашка, ложки, тарелки с золоченной гренадеркой или с красными инициалами Л.Г.П.П., меню, пасхальные яйца, и три экземпляра Истории полка изданной последовательно в 1852 г. (составлена Гоувальтом), в 1875 г. (составлена Вороновым и Бутовским) и в 1890 (составлена Вольбергом и Кареновым).
В «Техническом» зале находятся две русские стенные витрины, содержащие, главным образом, историческое холодное оружие и головные уборы. В первой хранятся: гренадерская бляха и кирасирские палаши, офицерский и солдатский, эпохи Екатерины II-й; офицерский знак, гренадерская и барабанная бляхи эпохи Павла I-го: кираса, кирасирская и драгунская каски, и гренадерская шапка эпохи Александра I-го: пехотный кивер эпохи Николая I-го: перевязь стрельцов XVII в., а также реконструкция древнего русского шлема (XV в.). Во второй витрине хранятся исключительно головные уборы: кивер 17-го пехотного полка, кивер 5-го гусарского полка, шапка 1-го уланского полка, каска 26-го егерского полка, каска Лейб-гвардии Конно-гренадерского полка, артиллерийская каска, генеральская каска с султаном из петушиных перьев — все эпохи Николая I-го; кивер 12-го уланского полка, кепи Мариупольского гусарского полка к офицерская пехотная — все три эпохи Александра II-го.
Но, русское военное богатство Королевского Музея Армии и Военной Истории нельзя ограничить выставленными в залах предметами, к нему надо прибавить богатейшие библиографические и иконографические фонды.
В Библиотеке находятся многочисленные тома «Военного Сборника», «Разведчика», «Военного Инвалида», несколько военных уставов и сочинений старых русских военных писателей.
В Кабинете Эстампов хранится обширная иконографическая документация: помимо классических трудов Висковатого, Пиратского, и т. п., необходимо указать на уникальный альбом под заглавием «Таблицы обмундирования войск 1859», принадлежавший Великому Князю Константину Николаевичу. Альбом содержит 14 листов in folio где представлены схематические изображения в красках от руки (гуаш, золото, серебро) приблизительно 1200 форм одежды полков и частей русской армии.
Мы приносим нашу признательность Monsieur J.-R. LECONTE, Conservateur en Chef, за предоставленные нам льготы и за его разрешение воспользоваться фотографиями Музея для иллюстрации настоящей статьи.
Мы благодарим Monsieur J. LORETTE, Conservateur du Cabinet des Estampes, за его любезное содействие.

Д. И. Поздняков

(архив Общества ревнителей русской военной старины, опубликовано в Военно-историческом вестнике N41 май 1973 г.)

Приложения. Фото-галерея русской секции музея на 1973 г.