Учебная Инструкторская Школа на Русском острове

Школа Нокса, Сибирь 1919 год

На фото. Генерал Нокс и генерал К.В. Сахаров со Знаменем Учебной Инструкторской школы. Русский остров, январь 1919 года (коллекция М.Блинова)

К.Н.Хартлинг
Письмо Б.Б.Филимонову в Шанхай (Китай) с острова Ява (Нидерландская Индия). 19 января 1934 года
«Милостивый Государь!
Прочел Вашу книгу «Белоповстанцы» и захотелось поделиться с Вами личными впечатлениями о лицах, участвующих с Вами в походе, а также о Вашем случайном враче Нельсон-Гирсте. Помечу, одновременно неточности, оказавшиеся в книге.
Я старый кадровый офицер, годом младше по выпуску из Николаевского Инженерного училища генерала К.В.Сахарова и Биркина В.Н. С 1909 года я командовал 1й ротой Владивостокского крепостного минного батальона и т. образом В.М.Молчанова помню еще поручиком 6-го саперного батальона. Вот маленькая о нем деталь, оставшаяся в моей памяти.
Кажется в 1912 году шт-кап. Молчанов был назначен заведовать школой подпрапорщиков. В эту школу были командированы сверхсрочные унтер-офицеры со всей бригады. От моей роты были командированы ст.ун. офицеры Приц и Шагаев. По возвращении из школы, оба восторженно отзывались о В.М.Молчанове и в моем представлении, по их рассказам, казалось, что шт-кап. Молчанов строгий начальник, но умеющий внушить к себе и любовь и уважение подчиненных. Кроме того, он был по видимому отличный гимнаст. В.Е.Сотников никогда в 6м саперном батальоне (см. стр.35) не служил. Помню его адъютантом Владивостокского крепостного Саперного батальона, кажется в 1912 году, он уехал держать экзамен в Академию Генерального штаба. Таким образом В.М.Молчанов и В.Е.Сотников помнят друг друга по мирному времени как сослуживцы по Владивостокской Крепостной саперной бригаде. Бригада эта состояла из 1) 6-й Сиб. Саперный батальон 2) Владивостокский крепостной саперный батальон 3) Владивостокский кр. минный батальон 4) Владив. крепост. телеграфная рота 5) Влад. Кр. Радиостанция и 6) Влад. Кр. Голубиная станция. Кстати упомяну, что в Минном батальоне числились следующие суда: минные транспорты «Магнит» и «Батарея», кабельные пароходы ледокольного типа: «Диомид», «Уллис» и «Патрокл» и посыльное судно «Смельчак». Все эти суда впоследствии оказались в эскадре адмирала Старка. «Смельчак» сбежал из эскадры и в декабре 1922 года я видел его в Чифу без паров и без флага. Остальные вышеперечисленные суда, с помощью которых осенью 1914 года я ставил под Владивостоком минное заграждение, суждено было мне увидеть под Шанхаем 6-го января 1923 года как раз перед тем, как по настоянию властей, адмирал Старк должен был покинуть Шанхай.
О штабс-капитане Николае Павловиче Нельсон-Гирст.
Весной 1918 года я стоял во главе сторожевого отдела Лиги благоустройства Владивостока. Под этим неуклюжим названием скрывалась организация, которую хотели реорганизовать в международную полицию, если бы удалось Владивосток превратить в международный город. Моим помощником был полковник Борис Иванович Рубец. Большинство сторожей были офицеры и солдаты не воспринимающие большевизма. Был даже генерал среди сторожей- генерал-майор Иванов-Мумжиев. Очень короткое время сторожем состоял полковник Сотников. В числе сторожей попал также и шт-кап. Нельсон-Гирст. И на меня и на полковника Рубца он производил очень хорошее впечатление своей дисциплинированностью. Когда генерал К.В.Сахаров осенью 1918 года организовал на Русском острове Учебно-Инструкторскую Школу (Вы эту школу называете «школой ген.Нокса». Такого названия она не имела, а официальное ее название было: Учебная Инструкторская Школа на Русском Острове), командиром офицерского батальона оказался полковник Рубец. В первом же выпуске в числе отлично окончивших школу был шт-кап. Нельсон-Гирст и потому он был оставлен при школе с зачислением в постоянный состав на должность младшего офицера 3й роты. В июне 1919 я принял в командование эту роту. Н-Гирст у меня в роте командовал 3-м взводом и я считал его образцовым офицером. Осенью 1919 года из разговора с ним я чувствовал, что он начинает разочаровываться в правлении адмирала Колчака, считая Адмирала слишком мягким. Взгляд его на школу тоже такой, что при мягком характере начальника школы полковника Плешкова, школа постепенно распускается. Он неоднократно говорил: «то ли было при генерале Сахарове- он умел держать в руках всю школу, а теперь только полковник Рубец пытается держать свой батальон в ежовых рукавицах, но при наличии мягкого начальника школу это слабо удается ему». Приблизительно в это время Нельсон-Гирст налег на изучение английского языка и не скрывал, что «остается одно – покинуть Родину».
Наступили кровавые ноябрьские дни –Гайдовское восстание. Усмирение этого восстания – дело рук полковника Рубца. Взвод Нельсон-Гирса атаковал левый фланг повстанцев, занявших вокзал. Далее этот взвод выдвинулся по путям и путь в его руках попался главарь восстания — экс-генерал Гайда. По настоянию американцев и чехов, приказано было Гайду отвести на Русский Остров на «Подножие», где находились казармы чехов. Сопровождали Гайду шт-кап. Нельсон-Гирст и шесть юнкеров. На следующий день Н.Гирст телеграфировал мне, что он и его юнкера изведены чехами до последней степени т.к. чехи позволяют глумиться над ним и юнкерами. Об этом он просит меня доложить начальству т.к. он не может поручиться за дальнейшее и может произойти кровавое столкновение между юнкерами и чехами. Он просил: или Гайду перевести в распоряжение Школы или передать его под охрану чехов. После моего доклада по начальству, Гайда был передан под охрану чехов, а Нельсон-Гирст с юнкерами благополучно вернулся в распоряжении школы. В это время в районе 36-го полка (на Русском острове) приступлено было к формированию «Русского легиона во Франции» и на это формирование из моей роты был вызван шт-кап. Нельсон-Гирст, получивший в легионе роту. С этого времени (конец ноября 1919 г.) я его потерял из виду. За последнее время 1919 г. школа неоднократно вызывалась на усмирения и последним из них было усмирение конвоя Начальника Приамурского края ген.лейт. Розанова. 26 января 1920 года мы усмирили конвой и благополучно вернулись на Русский Остров. Неспокойное политическое положение, недоверие к генералу Розанову и переговоры полковника Враштеля с партизаном Шевченко побудили штаб-офицеров Школы составить заговор против начальника края, генерала Розанова. Мы предполагали, что устранением от власти этого бездеятельного генерала можно будет восстановить спокойствие во Владивостоке и его окрестностях. Молодые офицеры и юнкера до поры до времени не посвящались в наш план, но они чувствовали о надвигающемся перевороте. Небольшая группа офицеров, юнкеров и солдат опередила нас в своих действиях, и когда 28 января было назначено общее собрание офицеров собрании 1-го батальона, юнкера и солдаты окружили собрание, выставили против нас пулеметы и мы оказались арестованными. В эту же ночь на митинге юнкеров Нельсон-Гирст был избран Начальником Учебной Инструкторской школы, а через день 31 января с согласия американского генерала Гревса во Владивосток вошли партизаны Шевченко. Таким образом Нельсон-Гирсту пришлось волей-неволей сотрудничать с…партизанами. Образовалась новая «Народно-революционная армия». Многие в ней хотели видеть что-то особое от красной армии. Из числа арестованных в собрании офицеров, постепенно выбирались новые офицеры для службы в новой школе. Многие из них, как например офицеры моей роты, шт.кап.Скороходов, категорически отказывался покинуть нас и только по настоянию полковника Плешкова он согласился вступить в командование моей 3-й ротой. Т. образом самый факт нахождения офицера в рядах Народно-революционной армии не всегда можно было ставить ему в вину. Вскоре Нельсон-Гирста командировали в Хабаровск, где по слухам ему предложили командовать дивизией, если он вступает в коммунистическую партию. Нельсон-Гирст коммунистом не сделался и поэтому оказался всего лишь командиром 6го стрелкового полка. Я убежден, что ему очень тяжело было воевать против белых, к которым он еще недавно принадлежал, но обстоятельства сложились так, что он оказался атакованным генералом Молчановым. 25-го октября 1922 года, когда Земская Рать ген.Дитерихса уже покинула город, а красная армия еще не вошла во Владивосток, образовался революционный комитет, присвоивший себе всю полноту власти до прихода красных. Комитет состоял из 3 лиц и числе их был Нельсон-Гирст. Я видел его разъезжавшего по городу в автомобиле.
Дальнейшая судьба его мне неизвестна.
Не вкралась ли у Вас опечатка на стр. 22: Одно время в моей смешанной офицерско-юнкерской роте состоял фельдфебелем прапорщик Леушин (у Вас «Леухин») – способный юноша, по собственному желанию перешедший в Народно-революционную армию. Когда в октябре 1922 года красная власть вступила во Владивосток, начальником Приморской губернии оказался (еврей) и адвокат Шишлянников, а его помощником тов. Леушин.
К чести Леушина должен сказать, что он знал о моем пребывании в красном Владивостоке, но меня не выдал, а может даже и помог выбраться из советского ада.
Бывший командир 3-й роты Учебной Инструкторской школы на Русском острове
Полковник Кирилл Хартлинг»

Собственный архив редакции. Переписка Б.Б.Филимонова и К.Н.Хартлинга, из неопубликованных материалов «Вестника Общества Русских Ветеранов Великой войны в Сан-Франциско», публикуется впервые.