Свечин — 2 кадетский корпус

Воспоминания генерал-лейтенанта Свечина М.А. (16 мая 1876, Санкт-Петербург — 15 апреля 1969, Ницца) о 2-м кадетском Императора Петра Великого кадетском корпусе

2-й Кадетский Петра Великого Корпус

Создание кадетских корпусов, для подготовки офицерского состава, относится к решению Великого Петра, который в 1712 году основал — «Артиллерийский и Инженерный шляхетный корпус». Лишь 30 лет спустя, при Анне Иоанновне, был основан новый корпус, получивший наименование 1-го Кадетского корпуса, a наш переименован во 2-й. Получилось недоразумение: наш корпус раньше созданный оказался по номеру вторым. В свое время это послужило к полемике — кому принадлежит историческое старшинство?
Все-же 1712 год официально был признан как дата основания корпуса и, потому, в 1912 году праздновался 200-летний юбилей, когда я уже был офицером Генерального штаба и мне посчастливилось присутствовать на этих торжествах, которые закончились данной, для нас в Мариинском театре оперы «Жизнь за Царя». Мы были осчастливлены присутствием на спектакле Государя Николая Александровича с Августейшей Семьей.
Поступив в корпус 10-ти лет, в Августе 1886 года, я надел выданную мне казенную, военную, кадетскую форму и, тем самым, как бы, приобщился к великой русской Армии, где уже сам должен был приветствовать отданием чести.
Впоследствии — когда грянула революция 1917 года — и была, новой властью, санкционирована отмена воинского приветствия отданием чести, которое, якобы, унижает и стесняет свободу человека, то мера эта повела лишь к упаду порядка в войсках.
Во всех культурных армиях было принято отдание чести младшими старшим и нигде это не унижало и не стесняло ничью свободу.
В теченіе девяти лет (семь лет в корпусе и двух в училище) мне пришлось отдавать честь и я, как и мои товарищи, не только не видели в этом унижения и стеснения свободы, а, наоборот, старались отчетливым ее выполнением особо отметитъ свою принадлежность к общей русской военной семье.
Мое здоровье, при поступлении, было довольно слабым. К тому же родившись и живя на юге, где климат мягче, я первоначально с трудом переносил Петербургский климат. В первые же годы жизни в корпусе я перенес не мало болезней, в том числе и детских -— ветряную оспу, корь и, потому, сделался особо известен корпусному медицинскому персоналу, прекрасно оборудованного лазарета. Припоминаются ловкачи кадеты, которые не приготовили уроки и уклонялись от получения дурного балла, представлялись больными, с разрешения дежурного офицера-воспитателя, шли в лазарет, где, чтобы быть оставленными там, умели набивать термометр до высокой температуры. Болезнь таких больных, среди кадет, называлась: «Фебрись катарались от уроков отдувались».
С годами я оклиматизировался и здоровье укрепилось.
Преподавание в корпусе было поставлено строго и образцово, чему способствовал прекрасный преподавательский состав. Для перехода в следующий класс производились испытания-экзамены.
Не выдерживающие оставались на второй год или получали переэкзаменовку. Малоуспешные увольнялись в существовавшия в то время военные прогимназии. Мне посчастливилось пройти все семь классов не застряв.
Пребывание мое в корпусе совпало со спокойным царствованием Александра III, который унаследовал Престол кз-за смерти своего старшего брата Наследника-Цесаревича Николая Александровича, скончавшегося от туберкулеза в городе Ницце, где он находился на излечении. Сюда же прибыла помолвленная, как его невеста, Датская принцесса Дагмара. Перед смертью, чувствуя свою кончину, Наследник, как бы завещал и просил свою невесту — выйти замуж за своего брата. Судьба предоставила не только Престол, но и соединила семейную жизнь будущему императору с бывшей невестой брата, принцессой Дагмарой, ставшей имлератрицей Марией Федоровной.
Тихая, семейная жизнь императора Александра III, в управлении государством круто повернула — как бывшую внутреннюю политику, так особенно иностранную.
Мистическое представление в необходимости сохранения Самодержавия, не допускало мысли, в дальнейшем, быть продолжателем реформ Отца. A ведя лично иностранную политику, которая следовала обычно верности центральным, монархическим государствам, была повернута на Союз с республиканской Францией. Безбоязненная защита русских интересов, дала длительный мир на все царствование; a твердая внутренняя политика заставила террористов уклониться от совершенія террористических актов. Государь с Государыней без всякого конвоя, как было раньше, разъезжал в столице в экипаже или санях.
Жизнь того времени шла патриархально, отсутствіе теперешних великих изобретений делало ее не столь нервной.
Когда я был в 3-м класс, 17 Октября 1888 года, произошло крушение поезда, в котором Царская Семья возвращалась из Ливадии в Петербург, близ станции Борки. Поезд сошел с рельс, паровоз свалился на бок; вагон-салон, где, в это время, находилась царственная Семья, прыгал по шпалам и от сотрясения крыша вагона начала опускаться, но была поддержана спиной Императора, что дало возможность всем выбраться из вагона. К сожаленію, шок, который выдержала спина Государя, отразился на его здоровье, что повлияло на раннюю смерть, в 48 лет.
Лицо свиты, находившееся в поезде, рассказывало, что к месту катастрофы сбегались жители ближайших деревень. Старик-крестьянин-хохол, увидев спускающуюся из вагона могучую фигуру Царя, державшего на руках немного пострадавшую великую княжну Ольгу Александровну (которой было 5 лет), так умилился что сподобился, на старости, увидеть Государя, в порыве своих, простонародных чувств, громко воскликнул: «Дывись, о це так Царь!» И видимо не отдавая себе отчета, но, по своему ласкательно, прибавил грубую фразу. Был подхвачен чинами охраны, которые пытались убрать его. He понимая за что и куда его хотят увести — упирался. На шум и возню Государь обратил внимание и спросил — в чем дело? Узнав, улыбнулся, приказал отпустить, ведь это y него вырвался крик его деревенской души. Распорядился выдать ему серебряный рубль с портретом Царя.

Выезд Императора Алсксандра III-го с Супругой, для посещения
кадетских корпусов

После Рождественских каникул, Государь имел обыкновение объезжать кадетские корпуса, приезжая примерно к концу классных уроков. Садясь с Императрицей в сани, запряженные парой рысаков, покрытых сеткой, от комков снега из под копыт лошадей, приказывал кучеру — куда ехать.
Обойдя помещение корпуса, здоровался с кадетами, где их заставал на занятиях, Государь с Супругой следовал в сопровождении Директора корпуса в наш огромный столовый зал, выслушивал несколько кадетских песен, спетых огромным хором всего корпуса. Поблагодарив кадет, проходя мимо первоклассников, бывало, сразу подхватит двух малышей кадет подымет выше своего огромного роста с улыбкой скажет, — не бойся, не упущу. Прощаясь, прикажет отпустить в отпуск на три дня кадет и прощает всех наказанных, ради сегодняшнего дня и надеется, что они постараются исправиться.
Старшие два класса (6-й и 7-й) образовывали — первую, строевую роту, в описываемое время, по окончании экзаменов, должны были, до летних каникул, отбыть лагерный сбор (пять недель) в Петергофе, куда собирались все строевые роты всех пяти Петербургских корпусов (Пажеского, 1-го, нашего 2-го, Николаевского и Александровского). Здесь, между Новым и Старым Петергофами были лостроены, для кадет, специальные бараки. Для переезда в Петергоф, кадеты строем прибывали на пристань на Неве, близ Николаевского моста, где грузились на яхты Гвардейского экипажа, доставляющие их на петергофскую дворцовую пристань. Здесь Государь Александр III c Супругой и всей Семьей, проводившие лето в Петергофской Александрии, — встречали их.
После пятинедельного обучения в лагере, Государь делал нам смотр, на котором все кадетские роты, образуя батальон, показывали ученье со всевозможными перестроениями, затем всем батальоном производили атаку, по правилам тогдашней тактики, и смотр кончался церемониальным маршем перед Государем, Государыней и стоящими здесь же Царскими Детьми. После чего кадеты отпускались на летние каникулы.
За два-три дня до нашего смотра, в Петергоф прибывали выпускные институтки всех Петербургских институтов, для «представления Императрице, как возглавлявшей ведомство, Императрицы Марии». A вечером в Александрии для институток был устроен бал, на который было приглашено и соответствующее колкчество кадет. В танцах принимали участие и Дети Государя. По окончании танцев, институтки и кадеты получали из рук Императрицы по коробке конфет. Было эффектно и красиво когда, подходя за получением конфет, институтки делали перед Государыней глубокій реверанс.
По окончании курса корпуса, приходилось решать вопрос о дальнейшей своей судьбе; необходимо было сделать выбор дальнейшего соответствующего образования. Большинство, из окончивших кадетские корпуса, предназначали себя к военной службе, к чему вел установленный уклад жизни корпусов. Но, все-же, почти 10 % уходило в гражданские высшие институты. Я, выйдя из военной семьи, о гражданской карьере не задумывался, но и выбор военной службы представлял обширное поле для дальнейшей подготовки в зависимости от желания служить: в пехоте, артиллерии. кавалерии и инженерных войсках? Для каждого из них существовали соответствующие военные училища. У меня было стремление служить в кавалерии. Отец, согласно моему желанию, благословил и определил мое поступление в Николаовское Кавалерійское Училище.
После летняго отпуска, вечером 30 Августа, в последний раз мы собрались в родном корпусе, где переночевали, a на утро трогательно распрощались после многих лет совместной жизни. Напутствия Директором и бывшими в нашем классе офицерами-воспитателями мы разъезжались по училищам.